Елена Власова. Сказка о вампирше.

Ни конца, ни края нет у Единого Мира, и никто никогда даже мыслью не смог коснуться пределов его. Берега реки времени могут изменяться неузнаваемо, но сама река, смывая все, по-прежнему несет свои воды в Океан Вечности. Миром повелевают Силы — все, что изменяет его, приносят они в его пределы. Миром правят Законы — соблюдая извечное равновесие сил. Над Законами стоит Судьба, изначально предопределяя пути всего сущего. Но выше всего и разрушая все, сильнее Сил, нарушая Законы, сметая решения Судьбы на своем пути, стоят три Единых в мире Едином, три чувства, что люди принесли в Мир, три чувства, над которыми Мир не властен. Это Дружба, Ненависть и Любовь. Едины они в сути своей и невозможно разделить их, как невозможно преградить им путь. И даже Создатели, рисующие Картины Жизни, уходят с их дороги и смешивают свои краски, ибо помнят, как бились и умирали люди Первой расы за право самим решать Триединство. И светят живые звезды с небес, напоминая об этом и смертным, и бессмертным, и мертвым. 


Два друга жили в Мире, и была их дружба одним из Трех, что люди принесли в мир. Один из них был Королем, другой — Волшебником. Вместе росли они, крепла их дружба, но потом разделились их пути. Король учился быть Королем в Звездных Горах, где правители Крови постигают науку править. А его друг на Призрачных Островах, пройдя суровые испытания, начал путь, предначертанный Мудрым. Но прошли годы, и снова встретились они, и родная страна их, истекая страданием и кровью, сражалась с врагами, которым не было числа. И тут друзья встали рядом — Истинный Король и Мудрый Волшебник, и в страхе бежали враги. И пришел на родину их долгожданный мир, который заслужили люди. Король правил мудро и справедливо, а Волшебник удалился от мира в горный замок, чтобы в одиночестве продолжить Путь Истины. Они часто встречались, и не только радостью были наполнены эти встречи. Вместе решали друзья сложные дела королевства, и иногда Волшебнику приходилось касаться струн Силы своей, чтобы отогнать тени от их страны. Но шло время, а Волшебник, погруженный в поиски знаний, не замечал его. И последним из всех королевских подданных узнал он, что Король женился на девушке, прекрасной, как рассвет, которую привез из неведомых далей. Но это не касалось Волшебника; свои дела его друг всегда решал сам, и верными были его решения — Кровь Королей не давала ему ошибаться. Но вокруг королевства собирались тени, все более жадные и ненасытные, все более темные и беспощадные.
Волшебнику не хотелось беспокоить друга в его радости и любви, но он должен был поговорить с ним об этом.
Однако, подъезжая к королевскому дворцу, увидел он, что над ним развевается флаг Дороги, и чуть позже узнал, что во дворце осталась молодая Королева, и что она желает видеть его. Сопровождаемый стражей, с тяжелым сердцем шел он в приемный зал, предчувствуя беду.
Но вот распахнулись двери... она сидела на троне, и не было более прекрасного облика в мирах, чем облик молодой Королевы.
И долгую, долгую минуту Вечности смотрели они друг другу в глаза. И она понимала, что он знает все, и он уже знал все...
Потом, не поклонившись и не заговорив, вышел Волшебник из приемного зала и вернулся к Себе в Горный замок. Болью переполнена была его душа, и не знал он, что делать, на что решиться... А на другой день пришла к нему сама Королева. Они стояли над обрывом, куда низвергался, играя радугой, водопад, и говорили, понимая — и не слыша друг друга.
— Ты прекрасна, но ты страшной смертью убиваешь все вокруг. Они не понимают этого, они всего лишь люди, но они не заслужили такого...
— Ты же понимаешь, чтобы жить, я должна это делать...
— Ты чудовище, и не должна жить. Он мой друг и Король, и он умрет первым...
— Он отдаст мне и твою голову, и свою жизнь, и корону. Он любит меня.
— Ты чудовище...
— Но об этом знаешь ты один.
— Да... Но я это знаю, хотя просто знать — это мало.
— И поверит Король только тебе.
— Да, поверит. И не пожелает отдавать тебе жизнь своих подданных. Не настолько съела ты его душу...
— Значит, ты должен умереть до его приезда...
— Или ты...
— Или я, — она помолчала и добавила. — Прости, но я хочу жить... Ты бессмертен, а я исчезну бесследно.
А он молча смотрел на нее, ведь была она прекрасна, как утренняя заря. И она имела право захотеть жить, даже если ее жизнь и отнимала жизни Короля и его королевства...


А потом она ушла, и смутными были мысли Волшебника. То он готов был открыть глаза своему другу, а то вдруг думал, что даже такое чудовище, как она имеет право на жизнь, пусть даже такой ценой. Чем жизнь Короля лучше и ценнее ее Жизни? Но были и другие люди... И впервые холодные руки совести сжали сердце Волшебника. "Уж не ревную ли я ее?.. но ведь она не человек... она чудовище... а я разве остался человеком?.. Кто знает, как поступит король, узнав про нее правду... А я, может быть, смогу ей помочь." И мысли его были спутаны и горячи, и впервые Путь Истины не подсказывал ему действия.
На следующий день его арестовали слуги Короля, обвинив в оскорблении Королевы. Люди говорили, что пришла она, юная и прекрасная, говорить с ним о нуждах Королевства, а он... Он был должен умереть. И в ночь перед казнью он принял решение.
И был день, когда его, закованного в цепи, вывели на площадь, полную народу. И все, кто был ему предан, теперь смотрели на него и жаждали его крови. И Она была здесь. Все было как в тумане, в бреду — слишком много сил требовало задуманное. И он сказал Слово.
И упали цепи.
И он сказал другое Слово.
И отшатнулась толпа.
И поднял он руки к небу:
— Звезда моя, ты видишь, что помыслы мои чисты. Дай мне свой меч!
И день стал ночью, а в поднятых руках Волшебника сверкнул Звездный Клинок.
И тогда он взглянул на Королеву:
— Ты хочешь моей смерти. Что ж, я умру. Но сначала я сделаю тебе подарок, о котором ты, Чудовище, мечтало все века своей страшной жизни. У тебя будет жизнь. Настоящая. Одна. Моя. Ты не будешь пить чужие жизни. Ты будешь жить своей. Настоящей. Моей.
И он повернулся к людям:
— Перед всеми вами и перед Звездой моей, я дарю этому чудовищу в облике женщины свою жизнь, свою кровь, свое сердце!
И с этими словами он вонзил себе в грудь тот меч, что был подарен ему звездой, и тихо прошептал: "Возьми, ты же мечтала..." И на белые плиты брызнула алая кровь... И рванулась к ней Королева. Но теперь не была она прекрасна, как рассвет. Те, кто видел ее в тот миг, до самой смерти не могли забыть пережитый ужас. Ее когти вонзились в тело и рванули рану...


Минуты вечности прошли, прежде чем поднялась она, вновь похожая на утреннюю звезду и телом и душой. С ужасом и непониманием смотрела юная Королева на растерзанное тело у своих ног, на свою одежду и руки, забрызганные кровью. Но в тот же миг очнулась и королевская стража, что видела все и не поняла ничего. И сотни стрел пронзили прекрасное тело чудовища, ставшего человеком. Она упала на растерзанный труп Волшебника, и смешалась их кровь пусть не в жизни, но в смерти. И долго-долго никто не мог, не смел убрать с площади два этих тела, которых не касалось тление.
Не зря говорят Создателям Живые Звезды, что только людям дано решить Триединство...
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вход на сайт