Гарпии это сплетники, мельницы слухов, дарители статуса. Они — слово, дошедшее до неподходящих ушей, они могут сделать не-жизнь вампира сущим адом из-за совершенного им греха выбора неподходящего галстука или ответа на колкость. Многие лучшие (самые наблюдательные, самые языкастые, самые остроумные) гарпии достигли возраста старейшин, хотя немало одарённых служителей также пользуются влиянием в этих коридорах власти. Неонаты редко бывают чем-то большим, нежели помощниками и учениками опытных гарпий, просто потому что они ещё новички в нюансах этикета не-мёртвых и не могут понять всей сути происходящего. Неонат, пытающийся подняться до статуса полноценной гарпии, слишком быстро обнаруживает, что сильнейшие коллеги безжалостно обратились против него; из большинства подобных наглецов такое обращение в буквальном смысле вышибает все амбиции. Если ему повезёт, гарпии просто позволят ему попасть в дурацкое положение.

Гарпий редко назначают напрямую. Обладатели необходимых навыков часто бывают представителями элитарных социальных слоёв при жизни, знаменитыми сплетниками, любителями и светскими львами. Как и при жизни, эти мотыльки летят туда, где можно найти блестящих людей, и естественным образом начинают заниматься тем же, чем и раньше. Их не проймешь внешним блеском, они демонстрируют впечатляющее понимание и людской, и вампирской природы, и могут похвастаться непогрешимым умением видеть суть сквозь притворство и показуху.

Главная гарпия может выбрать одного или двух помощников, как правило — в городах со значительным вампирским населением. В конце концов, даже лучшая гарпия вряд ли сможет уследить за событиями, когда Элизиумы собираются и в Академии Изящных Искусств, и в местном Хард-Рок Кафе. В крупных городах-метрополисах, таких как Вена или Лондон, могут находиться по меньшей мере шестеро Сородичей, считающихся главными гарпиями, в дополнение к 20 с лишним другим, служащим в качестве дополнительных глаз, ушей и источников информации. В относительно небольшом городе эту должность могут занимать до двух гарпий, хотя то, которая именно из них будет главной — уже другой вопрос (по поводу которого несомненно пойдут бесконечные склоки). В маленьких городках и сельских районах гарпии обычно полностью отсутствуют, но иногда то тут, то там можно обнаружить вампира, царящего на скромной общественной сцене, словно вампирская Хедда Хоппер.  Большинство гарпий принадлежат к «социальным» кланам, таким как Тореадор и Вентру, но кое-кто из старейшин Бруха и более-менее здравомыслящих Малкавиан также занимает эту должность.

Гарпий интересует не только кто кому что сказал, но также и тонкости этикета Сородичей. Есть правильное поведение и неправильное поведение, и гарпии заботятся о том, чтобы всё делалось правильно. Кто-нибудь из «расстрельного списка» гарпий может обнаружить, что его полностью отлучили ото всех крупных общественных сборищ, и не так уж и сложно вызвать подобного рода остракизм. Грубость, неотёсанность, попытки высказаться вне очереди, демонстрация неуважения или вопиющая глупость — всё это может поместить вампира прямо под прицел гарпий.

Пусть кто-то может презрительно хмыкнуть — мол, неодобрение нескольких «старичков» в общем-то мало что значит, гарпии (и их жертвы) осмелятся с ним не согласиться. В век, когда свежайшие новости почти мгновенно передаются по сети слухов, поражающей воображение, гарпии одного города могут обеспечить, чтобы их обидчику оказали не самый сердечный приём в любом посещаемом им городе. Именно гарпии помогают в оценке и фиксации совершаемых сделок. Гарпий нередко привлекают для помощи князьям во время визитов сановных лиц. В нынешние ночи гарпии достаточно загружены, занимаясь определением е-мейлов как подходящего способа переписки, правомерностью просьб к старейшине пройти сквозь детектор металла или вежливыми просьбами, заставляющими потенциального разносчика болезни поспешить в лабораторию для проверки.


Тактика Гарпий

Когда гарпии вступают в бой, они пускают в дело свои языки, настолько острые, что могли бы сверкать. Даже если насмешки не кажутся вампиру слишком серьезными, на арене, где остроумие является единственным оружием (скажем, в Элизиуме), вампир, полагающийся на грубую силу, беспомощен перед нападками гарпий. Особенно удачную насмешку подхватят и повторят десятки других Сородичей, унижая жертву повсюду, куда бы она ни пошла. Почти так же неприятно пренебрежение, холодный приём со стороны гарпий и всех, кто дорожит их благосклонностью. Вампир, подвергнувшийся подобному остракизму, находится в невыносимом положении — он не может уйти, не выставив себя ещё большим посмешищем, а оставаясь он вызывает новое недовольство и едва слышное хихиканье насмешников.

Пусть подобные действия и кажутся мягкими по сравнению, скажем, с попыткой разорвать горло с помощью Когтей Зверя и хорошей порцией Могущества, стоит помнить о контексте. Сородичи существуют в обществе, где междоусобные конфликты строго осуждаются; нельзя ответить на оскорбление, сорвавшись и измочалив своего мучителя, если только не действовать очень, очень осторожно. Вампир, ставший жертвой гарпий, в буквальном смысле не может нанести ответный удар, не вызвав гнева князя, шерифа и старейшин клана гарпий — целого сонма врагов, способных быстро превратить одинокого обидчика в прах. Социальная война становится единственной допустимой формой войны, и тут гарпии всех превосходят числом и вооружением.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вход на сайт