Ночами в лесах бродят одинокие, дикие Гангрел. В отличие от своих собратьев, они отвергли все приманки цивилизации и предпочитают в одиночестве скитаться по лесам и рощам. Гангрел можно считать кланом только с большой натяжкой; эти вампиры – отъявленные индивидуалисты, не признающие ни человеческих, ни вампирских правил сосуществования. В них сильно животное начало, и они, как никто другой, близки к тому, что потерять себя, растворившись в дикой природе.

Мало кто знает укромные уголки нашего мира так, как их знают Гангрел. Они помнят много древних мест, полных магии и вступили в союз с сохранившимися в этих местах мифическими животными (или, по крайней мере, научились избегать их). Ладят Гангрел и с обычными животными; многие из них могут общаться с обитателями полей и лесов. На самом деле Гангрел лучше взаимодействуют с животными, чем с людьми, которыми они некогда были, или вампирами, которыми они стали.

Из всех вампиров именно Гангрел удалось установить более-менее нормальные отношения с Люпинами. Может быть, это потому, что Гангрел сами могут менять форму; большинство историй, повествующих о превращающихся в зверей вампирах, связаны именно с Ганрелами. Но эта способность имеет свою цену: старшие Гангрел часто вовсе утрачивают человеческую форму, почти полностью превращаясь в зверей, чей облик они приняли. Многие Гангрел отказываются от свойственного людям поведения и охотятся и едят, как животные.

Когда-то Гангрел были широко распространены, но ослабление древних языческих культов и распространение человеческой цивилизации (и паразитирующих на ней вампиров) привели к тому, что клан все дальше и дальше уходит в леса и пустоши. Многим Гангрел это не нравится, и порою между «цивилизованными» поселенцами и нежелающими покидать свои охотничьи угодья Гангрелами происходят настоящие битвы. Даже те Гангрел, кто смирился с христианским миром (что не значит – принял христианство), предпочитают не заходить в густонаселенные регионы и странствуют по окольным дорогам от фермы к ферме и от хутора к хутору, повинуясь собственным прихотям.

Особенности

 

Гангрелы – одиночки, странствующие там, где им хочется, и поэтому у их клана меньше освященных веками традиций и объединяющих обычаев, чем у остальных вампиров. Немногие имеющиеся у них традиции глубоко почитаются и считаются столь же вечными и непоколебимыми, как смена сезонов или миграция зверей и птиц.

Другие кланы в конце концов научились не становиться на пути Гангрел и не ограничивать их свободу; даже привязанные к своим землям Цимисхи не будут задерживать Гангрела, если он согласен признать, что находится на чужой территории. Со своей стороны, Гангрел не вмешиваются в дела остальных вампиров, кроме тех случаев, когда те пытаются втянуть Гангрел в свои интриги. Гангрел, обманом вовлеченный в чужие игры и узнавший об этом, подобен раненому леопарду; он пойдет на все, чтобы отомстить обманщику. Может быть, именно поэтому Гангрел так не любят Равносов…

Некоторые Гангрел признают ту или иную территорию своим владением, но даже они предпочитают жить среди дикой природы, где еще можно встретить магию, почти покинувшую Европу. Зачарованные источники, волшебные поляны и круги фей часто охраняются Гонгрелами. Они инстинктивно распознают такие места и пытаются подружиться с обитающими там феями, нимфами и сказочными чудовищами. Единственное, что огорчает Гангрел, так это нежелание Люпинов пойти им навстречу.

Сила и влияние

Гангрел всегда старались держаться подальше от людей и потому практически не оказывают влияния на их жизни. Они переходят от деревни к деревне, редко задерживаясь на время, достаточное для того, чтобы завязать дружбу или подчинить себе человека. В любом случае, звериный облик Гангрел делает такие отношения затруднительными.

Говорят, что на севере есть банды «ночных охотников», возглавляемые кровожадными Гангрел. Порою рассказывают о Гангрел, «охраняющих» удаленные селения и хуторки, иногда – бескорыстно, иногда – за определенную плату, и горе тому, кто откажется платить. Но чаще всего Гангрел рассматривают людей с точки зрения хищников. Интриги других кланов Гангрел считают глупостью. Зачем добиваться влияния на герцога или мэра, который может изменить течение общественной жизни, если можно просто прикончить его на месте, положив тем самым конец всем его деяниям?

Власть Гангрел сильнее всего проявляется в местах малонаселенных: в Черном Лесу, на Скандинавском полуострове, в горах Шотландии и тому подобных местностях. Там Гангрел часто становятся пугалами для местных обитателей, которых они отчаянно пытаются не допустить в оставшиеся нетронутыми леса и пустоши.

Другие вампиры стараются держаться от Гангрел подальше, и на то есть свои причины: в бою Звери хитростью и яростью напоминают животных, на которых пытаются походить. Гангрел одинаково способны и на честный поединок, и на нападение откуда-нибудь из кустов и деревьев. Особенно сильный страх вызывают старейшины Гангрел, которые могут превращаться в волков или летучих мышей, чтобы в этом облике преследовать жертву, растворяться в облаке дыма и возобновлять поединок тогда, когда им будет удобно. К тому же Гангрел часто заключат договоры с феями, магическими чудовищами и прочими обитателями пустошей и в случае необходимости могут прибегнуть к их помощи.

Организация

Гангрел поступают так, как им хочется, и не переносят князей и старейшин, указывающих им, что делать. При этом у Гангрел есть понятие чести, и те из них, кто нарушил клятву или оказался трусом, часто изгоняются из клана.

Статус для Гангрел – понятие довольно размытое; во многом он основывается на историях, повествующих о деяниях того или иного Гангрела. Гангрел, известный тем, что он защитил волшебную поляну, победил водяного дракона или исследовал ранее нехоженые места, будет пользоваться большим уважением и почетом, чем никому не известный новичок.

Текущая ситуация

Время от времени Гангрел собираются в специально выбранных местах, чтобы отпраздновать смену сезонов. На этих сборищах обычно сдержанные Гангрел позволяют себе нарушение приличий: они бегают, прыгают и воют на луну и звезды. Праздник заканчивается безумной охотой и распитием крови, в которую добавляются настойки галлюциногенных грибов и ягод. Горе тому, кто в такую ночь посмеет потревожить Гангрел!

Гангрел проводят и другие, более спокойные встречи, на которых обмениваются историями и рассказами. Немногословные Гангрел в присутствии слушателей становятся на удивление красноречивыми, их истории полны метафор и преувеличений и отличаются возвышенным стилем.

Задачи

В отличие от других вампиров, для которых цивилизация стала благом, Гангрел страдают от ее распространения. Участки нетронутой природы становятся все меньше, все больше земель огораживается городскими стенами, охотничьи угодья Гангрел сокращаются, и они вынуждены делить территорию с Люпинами. То, что оборотни не обращают никакого внимания на просьбы и предложения Гангрел, приводит Зверей в отчаяние. Все больше и больше Гангрел покидают Европу ради бескрайних просторов Сибири или африканских полупустынь. Те, кто остался, приобретают все большее сходство с животными, бросаясь, подобно пойманной крысе, на всех, кто оказывается рядом.

Появление Тремер сильно обеспокоило живущих в Восточной Европе Гангрел; тонко чувствующие природу Звери страдают от того, что эксперименты Узурпаторов истощают природные запасы магии. Гангрел даже пошли на союз с Цимисхами (к которым не питают особой любви), чтобы раз и навсегда покончить с Тремер.


Прозвище: Звери

Внешность: многие Гангрел выглядят как люди-варвары и носят соответствующую одежду. Часто встречается одежда из мехов, шкур, замши и подобных материалов, распространены килты. Некоторые Гангрел, подражая шотландским пиктам, разукрашивают свои тела синей краской и не особо заботятся об одежде.

Те невезучие Гангрел, которые слишком часто становились жертвой живущего в них Зверя, выглядят весьма своеобразно. Этих bete noire можно узнать по заостренным ушам, рогам, покрытому мехом телу, острым когтям, мерцающим кошачьим глазам, иногда – перьям и чешуе, а также по животному мускусному запаху, исходящему от них.

Убежище: у Зверей очень редко бывает постоянное убежище, они странствуют по континенту, следуя одним им ведомым маршрутам. Некоторые из них могут пометить «охотничьи угодья», но границы этих земель будут весьма расплывчаты. Гангрел редко входят в города, предпочитая густые леса, торфяники, болота и топи. Их способность уходить в землю позволяет им весь мир считать своим убежищем.

Происхождение: многие Гангрел – выходцы из языческих и варварских племен: кельтов, викингов, монголов, саами и прочих. Те из Гангрел, кто при жизни был «цивилизованным» человеком, до Становления обычно были лесниками, йоменами, просто упорными и находчивыми людьми, обитающими на окраинах цивилизации.

Дисциплины клана: Анимализм, Стойкость, Превращение.

Слабости: Гангрел тонко чувствуют своего внутреннего Зверя, но в этом есть и свои недостатки. Когда Гангрел поддается терзающим его страстям, Зверь оставляет не его теле свои отметины. Каждый раз, когда Гангрел впадает в бешенство, он приобретает определенные черты животного (мех, хвост, копыта, рога, светящиеся глаза, гортанный голос и пр.).  Старые Ганрел часто выглядят (и пахнут) как настоящие звери.

Организация: у клана нет организации, о которой стоило бы упомянуть. Старейшин часто уважают за их хитрость и мощь, но вместе с тем существуют истории о старых, ужасных Гангрел, поверженных стаями юных вампиров. Статус Ганрела (в тех случаях, когда он вообще принимается во внимание) зависит от рассказов о его деяниях (даже если эти истории рассказывает сам Гангрел – по аналогии с состязаниями в хвастовстве у кельтов).

Цитата: ты доблестный воин, смертный, если сумел добраться до этих мест. Я дарую тебе смерть, достойную героя, и буду рассказывать легенды о твоей храбрости.

Смотри так же Шабаш, Камарилья, Независимые Кланы, Инферналисты, Темные века

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вход на сайт