История

Инконню, как они стали звать себя позже, были первоначально коалицией Вентру, Ласомбра, Малкавиан и нескольких Истинных Бруха, которые контролировали различные фракции Древнего Рима. Не смотря на то, что большую часть своего времени они поводили в ссорах друг с другом, они были способны объединиться, представляя собой очень серьезную для того времени силу. С тайной помощью этих, обладающих тысячелетним опытом, стратегов и политиков Рим приобрел свое неоспоримое превосходство в Средиземноморье. Одно из наиболее важных действий, предпринятых Инконню было разрушение в результате Третьей Пунической войны Карфагена — цитадели клана Бруха. Хотя Инконню прямо и косвенно намекали на то, что Бруха в Карфагене вошли в союз с Демонами, и поэтому он должен был быть разрушен и таким образом очищен, истинные причины гибели города, скорее всего, более прозаичны и имеют в своей основе экономические мотивы. Как бы то не было, разрушение Карфагена привело к многовековому противостоянию Инконню и клана Бруха. После окончания Пунических войн многие Тореадор стали селиться в Римской Империи и некоторые из них присоединились к Инконню.

Только в первом столетии Нашей Эры в рядах Инконню стал заметен серьезный раскол. Прошедшие века скрывают от нас истинную подоплеку событий, но известно, что во время правления императора Августуса Тореадор вместе с несколькими союзниками Малкавиан фактически отстранили Вентру от управления империей. Эта коалиция, получившая значительную власть, просуществовала недолго, но успела за время своего правления предпринять несколько удачных свершений, как, например, захват района на севере, контролируемого Цимисхи Драциа. Долгосрочный конфликт, в конечном счете, привел к уничтожению Римской империи, которая пала под ударами варварских племен, ведомых Вентру и Цимисхи. После падения Рима Вентру реорганизовали секту, но большинство Тореадор, недовольные их возвращением к власти, покинули ее.

В течение Темных веков, прежние покровители Рима пытались создать новую империю по его образцу, но не очень преуспели в этом. Они поддерживали различные правящие династии, включая французскую линию Меровингов, но именно в Римско-католической Церкви они нашли самое близкое подобие их былой славы. Однако, их планы часто терпели неудачи, так как зачастую за сценой какого-нибудь события находилось несколько манипуляторов, действующих друг против друга, иногда не подозревая об этом. Недоверие друг другу росло, и только смерть Патриарха клана Салюбри Саулота подвигла Инконню вновь объединиться — по крайней мере, многие так думают. Но это только часть правды. Смерть Саулота нанесла серьезный удар установившемуся порядку вещей и стала толчком к сплочению секты. Главным стимулом для этого была общая ненависть к Тремер. Секта предприняла значительные усилия для их уничтожения, но они были затруднены тем, что клан Цимисхи, не пускал Инконню в Восточную Европу, где в основном и бушевали войны с Тремер, а так же тем, что часть членов секты была уверена, что Саулот сам спланировал свою смерть, следовательно не требует отмщения. Кроме того, большинство Инконню были слишком заняты заботами в пределах своих доменов, чтобы нанести Тремер серьезные удары.

Что действительно привело Инконню к их теперешней организации, так это Великий Мятеж Отступников и Диаблери, которое совершил над Каппадокием Августо Джованни. Выжившие старейшины увидели, как легко все их попытки добиться личной власти и могущества могут сойти на нет. Диаблери, которое раньше было не таким уж и частым явлением, неожиданно стало постоянной угрозой. Инконню стали все больше отказываться от попыток достичь материального благополучия, и все больше стали интересоваться духовными аспектами их существования. Даже наиболее прагматичные из них стали склонятся к мысли, что отказ от Джихада это единственная возможность спасти свое бессмертие.

Возвышение Августо Джованни также стало причиной для беспокойства. Так же как и Тремер, Джованни стали уничтожать других членов клана, Патриарха которого они убили. Однако Тремер пользовались поддержкой Братства, благодаря своей столетней пропаганде, в которой они дискредитировали своих жертв, придав им демонические черты. Джованни же не получили поддержки от других кланов и из-за этого были вынуждены уничтожать Каппадокийцев собственными силами. Для этого они разработали специальный ритуал, который позволял им обнаруживать членов этого клана на большем расстоянии.

 

Членство

Никто не может попросить о вступлении в Инконню. Когда приходит время, они сами находят кандидата и предлагают ему войти в секту. Чтобы быть принятым кандидат должен искренне отказаться от участия в Джихаде, быть достаточно могущественным и отказаться от дальнейших попыток манипулирования своими товарищами.

Близость вампира к Каину — одно из обязательных условий для вступления в секту. Кандидат должен иметь как минимум 6-е Поколение. Если было совершено Диаблери, секта узнает насколько давно это случилось и по каким мотивам — если с момента Диаблери прошло недостаточно времени, наиболее вероятно, что кандидат не будет принят (Диаблери ради вступления в Инконню стразу станет причиной отказа). Хотя возраст тоже принимается во внимание (кандидату должно быть как минимум триста лет), близость к Каину первостепенна.

Однако эти правила смягчены для тех, кто достиг Голконды. Такие Собратья рассматриваются, как имеющие достаточную зрелость и потенциал, и пользуются глубоким уважением внутри секты. Часто в достижении Голкоды вампир контактирует с кем-то из Инконню, а после секта предлагает ему членство. Все успешно прошедшие Прозрение получают приглашение в секту. Иногда бывают исключения для тех, кто постигает Голконду, практикуя Путь Власти и Внутреннего Голоса, но и в этом случае каждый случай рассматривается индивидуально. Потерпевшие неудачу в достижении Голконды обычно никогда не получают приглашения.

С кандидатом встречаются двое или трое Инонню, предлагая ему вступить в секту. В случае отказа секта может повторить свое приглашение через сто или двести лет — все это время она продолжает наблюдать за кандидатом. В случае согласия нового члена сопровождают в замок Ханедоар, где он должен принести торжественную клятву перед Советом Двенадцати, в которой он откажется от своей роли в Джихаде, от обязательств верности данных другой секте или его клану, а так же от любых благ, которые может получить вампир вне секты. Лидеры секты способны разрушить любые Узы Крови, которыми может быть связан кандидат, а так же наделят его силой противостоять страху и чарам забвения, которые распространяет замок Ханедоар.

Выгоды

Освобождение от Джихада само собой является серьезным преимуществом, кроме того, поддержка остальных членов секты так же не маловажна. Хотя никто из Инконню не обязан приходить на помощь товарищу по секте, кроме как по прямому приказу Совета Двенадцати, дружба среди Инконню часто крепче чем формальные соглашения, объединяющие секту. Помимо этого Инконню обычно охотно делятся друг с другом знаниями, что включает в себя обучение дисциплинам.

Еще одна выгода присоединения — освобождение члена секты от его долгов. Любые обязательства, данные кандидатом не-Инконню до присоединения, считаются лишенными своей законной силы, а обязательства перед членами секты могут быть прощены или уменьшены, хотя и с некоторой потерей статуса для нового члена. Хотя обычно Инконню предпочитают не предлагать членство тем, кто имеет слишком много долгов.

Обязанности

Имеются очень немного правил, которые Инконню, как ожидается, будет соблюдать, а тех, что предписаны, еще меньше. Члены секты обязаны не принимать участия в Джихаде — это основное правило. Даже незначительные контакты с не-Инконню должны быть краткими и беспристрастными. Инконню также заботятся о выживании Детей Каина. Но это, однако, не означает, что Инконню не может убивать вампиров при самообороне и по другим причинам. Совет Двенадцати рассмотрит каждый такой случай, и если член секты не будет заподозрен в причастии к Джихаду, он будет обладать, презумпцией невиновности. Убийство же товарища по секте, будет расследовано со всей строгостью и виновный будет немедленно уничтожен.

Выход из Инконню

Собрат может покинуть секту самостоятельно или быть изгнанным по решению Совета Двенадцати. По большей части Совет не вмешивается в дела членов секты и Собрат может несколько столетий считаться Инконню, даже не поддерживая контактов с сектой и не участие в ее делах. Единственной причиной изгнания может стать возвращение Инконню в Джихад или его действия, серьезно повредившие другим членам секты или ее делам.

Все эти события заставили Инконню разработать ритуал, который сделал замок Ханедоар неуязвимым для любого вторжения. Недавно сформированный Совет Двенадцати провозгласил на весь мир новую политику секты. Многие из бывших членов секты, среди них — Митра князь Лондона — не пожелали терять своего положения и влияния в Братстве, но в то же время приглашение было принято некоторыми старейшинами Тореадор и Бруха. Со временем все больше старейшин, уставших от Джихада, присоединялось к секте, пока Инконню не достигли могущества, которым сейчас обладают.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вход на сайт