Они — те, чьё имя даже чудовища-Каиниты не произносят без нужды.

Говорят, в стародавние времена один из Первого Выводка восстал против Тринадцати. Этот дьявольский предатель — старшее дитя от случайной связи Патриарха, низкородный певчий мальчик-раб из народа, предшествовавшего месопотамцам, заключил нечестивый договор с теми, кто обитал в тенях за гранью этого мира. Благодаря этому, дьявольский ребёнок перенял нечто от Той Стороны, став чем-то большим — и меньшим — нежели человек. Собрав приверженцев из числа своих собратьев, первый шайтан Баала-Разрушителя повёл свои войска и устроил осаду Второго Города. Кровь столкнулась с Кровью, когда дети Каина сражались друг с другом среди развалин и опустошённых огнём равнин.

В итоге, говорят, будто сам прародитель обратил внимание на схватку — и в этот кошмарный миг потрясений небеса изливались огнём и кровью. Битва завершилась так же внезапно, как и началась; все 12 аль-шайтанов обрели свою смерть, а их демонические орды бежали в беспорядке. И не было никаких признаков мальчишки, и кошмарные порождения, которые некогда преданно исполняли каждый его приказ, затерялись в шёпоте ветра легенды.

Но эта легенда быстро возрождается. Захват и уничтожение кабала инферналистов в Северной Америке (и последующее обнаружение их нечестивых книг) обратило внимание Сородичей на смутную и мрачную истину: Дети Баала не были полностью уничтожены Инквизицией, как полагали ранее.

Считается, что сыны шайтана происходят из песков Ближнего Востока, где люди и чудовища заполоняли религиозные легенды и байки в течение тысячелетий. Их предки поклонялись в тех же святилищах и почитали тех же тёмных богов, что и воины-философы из числа детей Бруха и Хакима; познания Каинитов относят три этих взаимосвязанных линии крови ко временам истоков пред-шумерской культуры. Всё те же сказки повествуют о чёрных цитаделях, упавших звёздах, кратерах на месте городов, чудовищных насекомых, нечестивых царях-чародеях и тому подобных мерзостях, восходящих ко временам проклятого города Хоразина, умышленно разорённого в Ветхом Завете.

Прежде всего Баали являются исследователями, изучающими неведомое, непостижимое и невыразимое. Их глаза и уши выискивают забытые тайны. Им принадлежит тайная песня, отзывающаяся в вечности с тех пор, как их безымянный прародитель первым задел диссонирующую струну, которая породила разрывы в стене между мирами. И это им принадлежат настойчивые, терпеливые пальцы, которые с тех пор расширяли рану.

В нынешние ночи немногочисленные оставшиеся Баали находятся на чём-то вроде ничейной земли между бесчисленными фракциями, заполняющими Мир Тьмы. Они умирают — ненавидимые, внушающие страх, преследуемые Камарильей и Шабашем и множеством других сторон, жертвы сотни клеветнических измышлений и противоречий, обрушивающихся изнутри и снаружи. Они низвергаются, устремляются к полному упадку, терзаемые неизбежным ослаблением духа, которое с каждой новой ночью затрагивает всё большее их число, обречённые на медленное, неуклонное превращение из магов в чудовищ, из чудовищ — в воспоминания. Но они по-прежнему трудятся над подрывом и итоговым уничтожением этого мира, чтобы проложить дорогу для Тех, Кто Ждёт с Той Стороны.

Обычно их причисляют к Инферналистам. За всю историю не были замечены ни в составе Камарилье, ни в составе Шабаша.


Прозвище: Демоны

Секта: Баали не принадлежат ни к одной секте, и ни одна секта не примет их. Хотя Баали и утверждают, что извратили множество вампиров своим проклятием, истина кажется противоположной — если только обращённые не научились отлично маскироваться.

Внешность: Когда поклонники Баала не рядятся в ритуальные одежды, большинство из них кажется поразительно нормальными, даже консервативными, и предпочитают неприметную одежду и незаметное поведение. (Немногочисленные самозваные дьяволопоклонники, увлечённые самыми низменными составляющими своего выбора и образа, предпочитают пирсингованный-размалёванный-кричащий имидж, тиражируемый средствами массовой информации, но старейшины относятся к таким молодым-да-ранним бедокурам с немалым презрением.) У большинства из них осторожная, умная и продуманная манера поведения, хотя некоторые из них становятся говорливыми, даже красноречивыми перед внимательной аудиторией — особенно в случае возможного обращения. Со временем годы служения потусторонним сущностям и аморальные устремления порождают в этих Камнитах нечто холодное и чуждое. Многих начинают странным образом привлекать насекомые, грызуны или иные паразиты — подсознательная дань «Повелителю Мух».

Убежище: Детей Баала явно привлекает старина — библиотеки, храмы, менгиры и давно покинутые места силы. Подобные места в ходе десятилетий и столетий, похоже, перенимают нечто от своих обитателей. На окружающих равнинах и каменистых выступах появляются древние непостижимые магические знаки, дети и скот в окрестностях рождаются мёрвыми или изуродованными. Эти и тому подобные дурные знамения сопровождают путь культиста, словно зловещие следы. В последнее время несколько камарильских котерий, занимавшихся изгнанием и уничтожением подобных ковенов, вернулись с пугающими рассказами о том, что Баали взращивают замкнутые «семьи» и сожительствуют в них. По слухам, Демоны сливаются с гулями и обращёнными из других кланов в плотских оргиях, вновь возрождая древние ереси по обмену кровью и иные, менее аппетитные практики…

Происхождение: Баали Обращают новобранцев из числа художников, мистиков, учёных и пары дюжин более практичных профессий (проститутки, наёмники, светские львы и т.д.). Всё уменьшающееся число птенцов - их больше всего в средиземноморских и средневосточных владениях - рождаются и перерождаются в линии крови. Были ли они выделены из числа многообещающих юных профессионалов и обучены, или выращены на основе вскормленной на крови породе гулей, эти бесчеловечные ученики с младенчества стремятся к власти и тому, чтобы попасть в высшие эшелоны линии крови.

Клановые Дисциплины: Демонизм, Затемнение, Присутствие.

Слабости: Возможно из-за своей сущности и занятий, связанных с потусторонним, Баали боятся и шарахаются от религии и её атрибутики, даже в большей мере, чем прочие Сородичи. «Истинная Вера» действует против этих существ с удвоенной эффективностью . Многие Баали не могут прикасаться или смотреть даже на самые обычные из атрибутов религии, неважно, порождены ли они верой . Но те, кто старше христианства — боятся ли они распятия и святой воды? Определяется ли природа подобного отторжения возрастом и культурными корнями? Лишь старейшим из почитателей Баала известно это доподлинно.

Организация: Лишь дважды за время документированной истории Каинитов служители Тех, Кто Ждёт с Той Стороны выходили, чтобы поднять знамя своего кошмарного властелина, и обе попытки закончились сокрушительным поражением; с тех пор их преследовали и довели почти до полного истребления. Оставшиеся распались на раздробленные подсекты. По сути, существует столько же проявлений и имён, приписываемых владыке пантеона Баали (если его вообще можно считать одним существом), сколько существует приверженцев этих проявлений и имён. Побуждаемые традицией и необходимостью выживания, многие Баали сбиваются в разрозненные ковены из 3–13 (редко когда больше) вампиров, управляемые горсткой шайтанов (таинственных колдунов-отшельников) и аль-шайтанами (назначенными хранителями знаний и хозяйками ковенов). Тем, кто не принадлежит к ковенам, Баали кажутся в первую очередь дьяволопоклонниками. Лишь тем, кто принадлежит к культу — или тем, кто похитил его тайны без его познаний — известны истинные глубины философии Баали.

Цитата: Мир — ваш мир — висит на тончайшей ниточке между пародией на всё, что уже было, и загадкой того, что ещё предстоит. Лучше смотать эту ниточку? Или окончательно перерезать её?

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вход на сайт