Глава 3: Кланы

Как ты погибла! Как погибла ты

Внезапно; исказилась, и растлилась,

И смерти обреклась!

- Потерянный рай, Джон Мильтон

Кланы в чем-то похожи на большинство человеческих объединений и сообществ. У каждого клана есть свои особенности, этакое наследие, переданное по линии крови от потомства Каина. Точно так же, как люди, говоря о поведении или традициях, называют их «типично немецкими» или «типично английскими», Каиниты могут назвать вампира «вылитым Тореадором» или «безнадежным Малкавианом».

Кланы постоянно меняются. Через каждые несколько поколений человеческое общество претерпевает сильные изменения, и у паразитирующих на нем Каинитов все происходит точно так же. Возникают и исчезают секты. Некоторые кланы исчезают, как показывает пример Салюбри и Саулота. Идеология меняется вместе с развитием человеческой философии, что можно видеть по Путям, принимаемым вампирами. В общем, положение клана за сто лет может сильно измениться; зависит оно и от страны проживания. Описания кланов для игроков – это рекомендации, но не жесткие правила. Единственное, что остается неизменным для всех членов клана, - это Дисциплины и Слабости.

Перечисленные ниже кланы произошли от Патриархов и являются единственными признаваемыми на тот момент кланами. Описание часто упоминаемых Ваали можно найти в главе «Противники» (девятая глава). Дьяволопоклонники Ваали не считаются чистой линией крови и настолько отвратительны, что их желательно использовать только в качестве мастерских персонажей. Существуют и другие линии крови, но они или малоизвестны, или не пользуются никаким влиянием. Игроки могут выбрать любой из 13 кланов или создать персонажа-Каитиффа, лишенного клана.

Ассамиты

Бруджа

Каппадокийцы

Последователи Сета

Гангрел

Ласомбра

Малкавиан

Носферату

Равнос

Тореадор

Тремер

Тзимице

Вентру

 

Особенности кланов

Часто каланам не хватает организованности. В Европе, с ее размерами, трудно сохранить единство клана, а путешествовать ради общения друг с другом Каинитам совсем не просто. Соответственно, общение между лидерами кланов и их подданными занимает много времени, ведь гонцу из Константинополя может потребоваться год, чтобы достичь Лондона. А это значит, что кланы состоят из множества разрозненных групп, а самые важные решения принимаются на местах мелкими князьями и проживающими на данной территории старейшинами.

У старших вампиров управление кланом как единым целым вызывает определенные затруднения. Они пытаются упрочить свою власть Клятвами Крови и поддерживают порядок на своей территории при помощи смертных. Некоторые старейшины управляют только мелкими сообществами молодых вампиров своего клана и сосредотачивают все внимание на относительно небольшой территории (на стране вроде Франции, например) или на выбранной группе Каинитов. Это раздробляет кланы, так как молодежь объединяется вокруг разных старейшин.

Большинство Каинитов придерживаются своих владений, будь то баронство, имение или целый город-государство. У многих из них есть убежища в окрестных деревнях, кое-кто обитает за оградой городских или крепостных стен. В Средние века вампирам легко найти друг друга, так как люди, как правило, хорошо знают своих соседей. События в мире людей порою становятся для вампиров источников неприятностей, так как членов кланов начинают беспокоить в их владениях. Войны раздирали средневековую Европу на части, и вампирам часто приходилось видеть своих смертных союзников вступающими в бой друг с другом.

Кланы расселены по всему огромному и разобщенному континенту. Каиниты воспринимают местные культурные особенности, а невозможность постоянного общения мешает кланам выработать единые традиции. Верования, обычаи и убеждения кланов, разбросанных по континенту, могут сильно разниться, а в сельских захолустьях можно встретить традиции, уходящие своими корнями в глубокую древность. Ниже приводится информация о кланах как объединениях вампиров, а также о том, как они пытаются сохранить целостность кланов.

Ассамиты

Ассамиты возводят историю своего клана к Хакиму (Ассаму, как его называют на Западе), благородному воину, подло превращенному в вампира Хаином, отцом всех вампиров. Они заявляют, что Хаким был первым отпрыском Хаина, созданным еще до появления трех вампиров Второго Поколения. Предания Ассамитов гласят, что Хаким завещал всем своим потомкам убивать прочих детей и внуков Хаина и пить их кровь, чтобы приблизиться к предку и даже к Небесам.

С незапамятных времен Ассамиты жили в Аламуте, Орлином Гнезде, надежной крепости, затерянной где-то в восточных горах. Крепость эта нерушима, и любой вампир-чужак, посмевший приблизиться к ней, будет тут же убит и осушен. Ассамиты делают все, чтобы оставить местонахождение крепости в тайне; превыше этой секретности они ставят только безопасность клана.

Распространение ислама не могло не затронуть Ассамитов. Одна из групп верующих, возглавляемая проповедником по имени Измаил, поселилась в горах вокруг Аламута. Ассамиты сдружились со смертными и помогли им одолеть их врагов. До сих пор Ассамиты обучают потомков Измаила и его людей искусству маскировки и боя – и самые умелые из их учеников уже получили прозвание хашашинов. Если крестоносцы вновь отправятся в путь, Восток достойно встретит их.

В организованности и дисциплине Ассамиты уступают, пожалуй, только Тремер. Они переработали множество исламских течений и создали свой собственный кодекс, усиливший клан. Сейчас их основная проблема – это вражда, испытываемая по отношению к ним западными кланами, но тут Ассамиты не ожидают ничего нового.

Сила и влияние

На Востоке Ассамиты полностью контролируют обширные горные территории, охраняемые неприступными крепостями, которыми управляют преданные клану гули. Их власть над этой землей абсолютна. Никто из Каинитов не может переступить границу их владений, не получив предварительно приглашения, все живущие там смертные кланяются Ассамитам до земли. Клан может влиять на монархов таких отдаленных земель, как Кипр, Иерусалим и Каир, но, как это часто бывает, страху перед кланом сопутствует ненависть. У Ассамитов нет друзей, есть лишь утихомиренные враги.

На вампиров Запада они не имеют практически никакого влияния, да и не стремятся к нему. Их встречи с другими кланами мимолетны и носят деловой характер.

Организация

Ассамиты не допускают нарушения субординации между членами клана. По счастью, мятежники в клане встречаются столь же редко, как и голубые рубины. В самом низу иерархической пирамиды стоят fida’ i, ученики. Через семь лет службы достойные fida’ i становятся полноправными членами клана, rafiq. Rafiq – это убийцы и умельцы, верно служащие клану.

Над rafiq стоят silsila, старейшины клана. Они наставляют fida’ i и rafiq в духовной жизни и решают, когда fida’ i может стать rafiq. Только сам Хозяин и du’ at могут принять решение о наделении вампира званием silsila. Du’ at – это три самых старых вампира клана, после Хозяина. Они – советники по разным вопросам: калиф отвечает за военные операции; визирь следит за библиотекой и занятиями с учениками клана; амир работает с магическими предметами и наблюдает за изучением Дисциплин клана.

На самой вершине иерархической пирамиды находится Хозяин Аламута, он же Горный Старец. Его слово – закон, если только оно не противоречит заветам Хакима. Любой член клана может бросить Хозяину вызов, но Хозяин сам определяет условия поединка (оружие, магия или интриги). Только самые сильные и умные из Детей Хакима могут занимать этот пост; свергнутого Хозяина обычно ритуально осушают.

Текущая ситуация

Ассамиты выбирают новообращенных только из числа своих подданных, отдавая предпочтение самым фанатичным, набожным и физически выносливым. Женщины сейчас могут быть только старейшинами; чужаки никогда не принимаются в клан. Ассамиты не допускают неверных в свои ряды. Сейчас они довольно активно увеличивают численность клана. Новообращенные, прошедшие процесс обучения, служат клану из любви, преданности, веры и страха; учителя не гнушаются и прямой промывкой мозгов.

Клан следует доктринам Пути Крови и охотно выслеживает Каинитов, пытаясь с помощью их крови стать ближе к Небесам. В результате Ассамиты предлагают свои опасные услуги в обмен на кровь вампира. Они прибегают к диаблери без каких-либо колебаний, презирая принятые на Западе запреты. Единственное, на что никогда не пойдет Ассамит, - это на предательство клана: они никогда не принимают заказов на убийство собратьев и не практикуют диаблери на других Ассамитах. Цели Пути Крови имеют для Ассамитов большое значение, ради их достижения можно пренебречь личными заботами.

Задачи

Ассамиты считают, что они должны защищать владения своих смертных подданных. Они верят, что скоро начнется новый Крестовый поход, тем более, что Вентру все больше и больше злятся из-за активности Ассамитов в Европе. Клан не может решить, как именно ему следует распределить силы между движением к целям Пути Крови и попытками предотвратить Крестовый поход до того, как он начнется.

Недавно в их земли прибыли эмиссары Поклонников Сета, предложив помощь и странные товары в обмен на неопределенное «благоволение». Старейшины Ассамитов еще не решили, что им делать с этими предложениями и с самими Сеттитами.

Кое-кто надеется, что сам Хаким восстанет из торпора, чтобы объединить клан, но только некоторые старейшины знают, где он покоится – если, конечно, он еще жив.

Бруджа

У Бруджа есть мечта. Они мечтают воссоздать Карфаген, найти место, где Каиниты и стадо будут жить вместе, в мире и процветании. Детали этого чудесного сосуществования каждый Бруджа представляет себе по-разному: одни считают, что Каиниты будут управлять послушными людьми, другие доказывают, что люди и вампиры должны быть равны. Кто-то говорит, что Каиниты смогут охотиться, как пожелают, другие возражают, что они будут пить кровь только у животных и добровольно вызвавшихся смертных. Вообще-то, большинство Бруджа слабо представляет себе, как выглядел Карфаген. Воображение рисует им смутный образ города, где нет такой бедности, таких страданий, коррупции и боли, как в городах 12 века. Но если такой рай на земле однажды существовал, его можно воссоздать. Может быть – и должно быть – общество без эксплуатации и жадности, где пресытившиеся дворяне не будут кичиться друг перед другом богатством в то время, как бедняки будут умирать от голода.

У каждого Бруджа свое представление о Карфагене и лучшем мире. Только надежда на то, что они смогут принести покой в этот мир, позволяет им длить ужасное существование. Во многом история Бруджа – это история мечты.

Сейчас Бруджа пытаются восстанавливать города, возрождать науки и искусство, собрать воедино мелкие владения, на которые делится современная Европа. К сожалению, они так и не пришли к единому мнению о том, как именно нужно улучшать мир. Кое-кто из них поддерживает избранных правителей, надеясь, что их просвещенная тирания позволит установить новый мировой порядок. Такие Бруджа считают, что «сильная власть» позволит развиваться наукам, принесет мир и станет залогом процветания городов и торговли.

Но каждому Бруджа, поддерживающему того или иного правителя, противостоит один из его соплеменников, считающий, что человеческие правители – существа эгоистичные и жадные, указывающий на все изъяны феодальной системы, на жестокость местных «судов» и бедность крестьянства. Такие Бруджа могут признать, что правительство необходимо, но они категорически не хотят допускать к власти тиранов. Поэтому они смущают умы крестьян, поднимают восстания и мятежи, помогают баронам, сражающимся с королями, рыцарям, сражающимся с баронами, - словом, всем, кто может победить жестоких властителей.

Сейчас клан Бруджа переживает раскол, и остальные кланы смеются над попытками Фанатиков исправить окружающий их мир. Чем больше препятствий встречают Бруджа на своем пути, чем сильнее становится их отчаяние, и никто из Каинитов не хочет попасться под руку неистовому берсерку…

Сила и влияние

Сильнейшее социальное преимущество Бруджа связано с их влечением к людям. Среднестатистический Бруджа будет вникать в переживания убогого крестьянина или солдата охотней, чем Гангрел или Вентру. Хотя влияние клана не распространяется на всю Европу, выдающиеся члены клана активно занимаются решением местных вопросов, тем самым создавая себе верных союзников, преданность которых они считают более ценной, чем покорность гомункулов Ласомбра или рабов Ассамитов, так как она отдана добровольно. Основная зона их влияния – Испания, и это вызывает немало беспокойства у благородных испанских Ласомбра.

Бруджа заслужили уважение со стороны других кланов не своими фантазиями, а умениями в бою. Говорят, что Фанатики похожи на медведей, которые продолжают биться даже тогда, когда любое другое существо отступило бы или сдалось. Если у Бруджа появился личный враг (что случается довольно часто), Бруджа будет настойчиво мешать тому во всех его делах и стараниях. Если же этот враг разделяет цели и чаяния Бруджа, Бруджа просто убьет его. В прошлом Бруджа славились своей ученостью, а это значит, что у клана нет недостатка в мыслителях и тактиках. Можно сказать, что Бруджа как клан значат мало, но при этом они – отличные союзники в любом конфликте.

Организация

Бруджа отличаются слабой организованностью. По большей части они пытаются реализовать свои мечты, действуя по одиночке или небольшими группами. Присущее им чувство преданности клану позволяет Бруджа поддерживать постоянную связь, поэтому в случае возникновения угрозы вампир может призвать себе на помощь сестер и братьев по клану. Во многих странах имеются небольшие советы Бруджа, решающие общие вопросы. Старейшины клана исполняют роль римского сената, собираясь, чтобы разрешить возникшие у членов клана затруднения. Многие из них при принятии решений учитывают пожелания отпрысков; Бруджа помнят о демократии былых времен и до сих пор питают к ней слабость.

Текущая ситуация

Бруджа, как и всегда, живут среди людей, пытаясь найти достойного правителя, который мог бы улучшить участь своих подданных. Некоторые заходят чуть дальше и на роль такого правителя назначают Каинита. Хотя такие попытки обычно оканчиваются провалом (часто – сопряженным с насмешками), Бруджа продолжают верить, что истинной гармонии невозможно достичь до тех пор, пока все кланы не будут сотрудничать ради достижения великой цели.

Бруджа не прочь поэкспериментировать с устройством социума. Любой переворот в правительстве привлекает Фанатиков, как труп лошади привлекает стервятников. Бруджа охотно обсуждают ситуацию и пытаются извлечь из нее уроки, которые помогут им построить более справедливое общество.

Задачи

Бруджа считают, что их мечта о возрождении Карфагена вызывает противодействие со стороны других кланов. Больше всего их злят Ласомбра, чьи бесцельные игры в политику не раз разрушали планы клана, а также Тремер, уничтожившие безмятежных Салюбри.

Некоторых Бруджа беспокоят Крестовые походы, в особенности тот, который, по слухам, должен вскоре начаться. Они считают, что новый Крестовый поход лишний раз всполошит Ассамитов, которые в ответ примутся убивать всех попавшихся под руку Каинитов, что приведет к открытой войне между вампирами. Одни Бруджа с нетерпением ожидают грядущих распрей, другие боятся, что после этого не останется никаких надежд на доверие между кланами.

Каппадокийцы

Клан Каппадокийцев редко вступает как единое целое. Его члены не очень охотно общаются друг с другом и не питают особой любви к представителям других кланов. Большинство других кланов считает Гробокопателей жутковатым, нездоровым сборищем вампиров, которые пьют кровь из трупов и заключают сделки с неупокоенными душами. Сами Каппадокийцы слишком заняты поиском запретных знаний, чтобы тратить время на исправление сложившегося о них мнения.

Они склонны к таинственности, но не пренебрегают компанией ученых собратьев. Если Каинит из другого клана предлагает поделиться знаниями, ему будет оказан достойный прием. Не стоит, однако, забывать, что Каппадокийцы отличаются чистосердечием и бесхитростностью, поэтому их мрачные пиршества едва ли доставят удовольствие тому, кого не интересуют тайны смерти. Разумеется, бывают и исключения, но собрания Каппадокийцев едва ли можно назвать оживленными и притягательными.

Некоторые Каппадокийцы считают, что такая узость взглядов рано или поздно приведет к проблемам, и стараются давать Становление людям, славящимся вкусом к жизни и практичностью. Эти новообращенным устройство клана часто кажется неудобным, и они уходят, чтобы продолжить прерванные Становлением изыскания. По ним редко скучают. В конце концов, как говорят их сиры, у них есть целая вечность, чтобы обрести правильный взгляд на смерть и то, что ждет всех после нее. Рано или поздно они вернутся, усмехаются старые вампиры, и тогда клан обогатится их опытом.

Сила и влияние

Убежища Каппадокийцев часто расположены в укромных, потайных местах, к тому же их охраняют тщательно выбранные гули, а порою – и оживленные трупы. Они не испытывают никакой потребности в военных силах и предпочитают заниматься только своими делами. По большей части их вклад в сообщество Каинитов состоит из собранных ими знаний, древних и совсем новых. Считается, что любая информация, когда-либо имевшаяся в распоряжении одного из кланов, сейчас известна Каппадокийцам, при условии, что она была записана. Мало кто идет на убийство Гробокопателя, хотя бы потому, что в этом случае все хранящиеся в его памяти знания будут утеряны.

Организация

Иерархия внутри клана основана на учености. Чем более древними знаниями обладает Каппадокиец, тем выше его положение среди собратьев. Впрочем, в обычной жизни на занимаемое вампиром положение редко обращают внимание. Хотя члены клана часто встречаются, чтобы обменяться знаниями, полностью клан собирается только раз в году, в ночь зимнего солнцестояния, в заброшенном храме, расположенном высоко в горах Турции. На этих собраниях старейшины вносят необходимые изменения в политику клана; те, кто не смог присутствовать на встрече, должны как можно быстрее узнать об этих изменениях и подчиниться им.

Текущая ситуация

Все новообращенные Каппадокийцы в процессе Становления проходят через некий ритуал инициации. Детали ритуала каждый сир определяет самостоятельно, но практически всегда новичка заживо хоронят на довольно продолжительный период времени, чтобы он мог лицом к лицу встретиться со смертью и пройти испытание «тьмой ночи». Тех, кто сошел с ума и более не может мыслить в нужном направлении, милосердно уничтожают.

Кстати, Каппадокийцы немало делают для развития средневековой науки. Они часто проводят вскрытия и наблюдают за работой лучших врачей, чтобы понять, как и почему жизнь приходит к концу. Каппадокийцы приняли под свое крыло немало травников и цирюльников, заинтересовавшись их успехами и неудачами.

Задачи

Появление Тремер вызвало некоторую смуту в рядах Каппадокийцев. Некоторые из них считают, что успех Тремер в разработке новой Дисциплины, Тауматургии, является настоящим прорывом в науке. Другие крайне недовольны уничтожением Саулота, который считался одним из самых просвещенных Каинитов. Клану, члены которого, как обычно, обретаются далеко друг от друга, еще предстоит решить, что делать с Тремер.

Недавно в клан была принята группа венецианских некромантов, и это значительно продвинуло исследования клана в области смерти, хотя новичкам все еще приходится делить славу открытия со старшими вампирами. Они успешно работают над новой Дисциплиной, которая позволяет разговаривать с мертвыми. При этом многие из консерваторов клана с предубеждением относятся к этим выскочкам и не одобряют их слишком агрессивные методы исследования.

Последователи Сета

Последователи Сета разбросаны по довольно большой территории. Они не объединяются в большие группы, хотя следы их деятельности можно найти не только по всей Европе, но и в Азии, и в Африке. И, хотя они встречаются довольно редко, но все же представляют угрозу для чересчур беспечного Каинита.

Сеттиты преданы клану не меньше, чем Ассамиты и Бруджа, но выражается их преданность по-другому. Они поддерживают друг друга из религиозных соображений; каждый Сеттит считает себя последователем Бога Тьмы, сильнейшего из всех Патриархов. Клан сильно напоминает секту, ему, как и секте, присущи фанатизм и тяга к ритуалам, но вместе с тем клан – это нечто большее. Так как Сеттиты поклоняются мифическому образу, а не реальному лидеру, у них больше возможностей, чем у простой секты.

Клан обладает большим влиянием, но при этом остальные вампиры ему не доверяют, и Сеттиты отвечают им полной взаимностью. Они считают, что все остальные вампиры безнадежно пали и даже не заслуживают прозвания «еретиков». Особенно они презирают Ваали, считая их жалкими подобиями настоящих вампиров, исповедующими убогую философию. При этом они отказываются вступать в войну с остальными линиями крови, предпочитая осторожно завлекать в ловушки всех, до кого могут дотянуться. Змеепоклонники отличаются терпением и готовы веками ждать возвращения Сета. В тот знаменательный день, обещают они, все их враги будут низвергнуты в преисподнюю, и даже ненавистное солнце исчезнет с небес. Ведь такова воля Сета.

Сила и влияние

Последователи Сета правят смертными, поддавшимися искушению и впавшими в порок. Алчные торговцы, похотливые монахи, опустившиеся тамплиеры и доведенные до отчаяния слуги – все они могут стать пешками в играх Сеттитов. Таким образом, клан оказывает на удивление сильное влияние на дела смертных. Присущее им чутье на слабости позволяет им успешно находить жертв и среди Каинитов, и не один местный старейшина в конце концов стал рабом Змея.

При этом клан практически не обладает военными силами. Сеттиты приобретают власть окольными путями, и в поединке один на один средний Последователь Сета проиграет среднестатистическому Бруджа, Гангрел или Ассамиту. Чаще всего за членов клана сражаются сильные гули, обычно – рыцари или крепкие рабочие, связанные с хозяином Клятвой Крови.

Организация

Сеттиты предпочитают общество своих смертных поклонников общению с собратьями-вампирами. Время от времени они устраивают встречи, но не питают друг к другу особой любви. При этом они доверяют только и исключительно друг другу и стараются избегать ситуаций, в которых им пришлось бы довериться представителю другого клана.

Все Сеттиты, занимающие в клане определенное положение, следуют по Пути Тифона – никакая другая философия не приветствуется. Эти темные жрецы холят и лелеют своих последователей, мелкими группками разбросанных по всей Европе. Время от времени лидеры клана собираются вместе, обычно – в ночь, предшествующую полному солнечному затмению. Эти встречи проходят в Великом храме Сета, сейчас расположенном где-то под Александрией. Именно там Сеттиты обсуждают свои планы завоеваний и разрушения.

Текущая ситуация

Сеттиты пытаются увлечь смертных и вампиров всеми доступными тем удовольствиями. Они одобряют, шантаж, вымогательства, взятки, проституцию и убийства, особенно радуясь, когда им удается завлечь в свои сети «святого человека». Они поддерживают возникающие там и сям мелкие преступные сообщества, хотя и с разными результатами. В каждом крупном европейском городе почти наверняка обитает Сеттит. Иногда Сеттиты даже устраивают провокации, итогом которых становится еще большее озлобление людей на вампиров. Они надеются, что им удастся начать войну на ведьм, в ходе которой будут уничтожены их соперники; сами Сеттиты при этом останутся истинными владыками Ночи.

Задачи

Некоторые из созданных Сеттитами сект привлекли внимание смертных, и негативная реакция на них со стороны христианской церкви вызывает у Сеттитов тревогу. Весь континент полнится слухами об отвратительных колдунах, и уже несколько охотников отправились за головами Змей. По силе Сеттиты превосходят смертных, но они опасаются, что за людьми последуют Каиниты.

Последователи Сета считают, что крестовые походы им выгодны, и всячески способствуют началу еще одного похода. Сейчас им, по всей видимости, сопутствует успех. К тому же, они надеются раз и навсегда положить конец вражде с Ваали, и ради этого пытаются наладить отношения с Ассамитами.

Гангрел

Гангрелы – одиночки, странствующие там, где им хочется, и поэтому у их клана меньше освященных веками традиций и объединяющих обычаев, чем у остальных вампиров. Немногие имеющиеся у них традиции глубоко почитаются и считаются столь же вечными и непоколебимыми, как смена сезонов или миграция зверей и птиц.

Другие кланы в конце концов научились не становиться на пути Гангрел и не ограничивать их свободу; даже привязанные к своим землям Тзимице не будут задерживать Гангрела, если он согласен признать, что находится на чужой территории. Со своей стороны, Гангрел не вмешиваются в дела остальных вампиров, кроме тех случаев, когда те пытаются втянуть Гангрел в свои интриги. Гангрел, обманом вовлеченный в чужие игры и узнавший об этом, подобен раненому леопарду; он пойдет на все, чтобы отомстить обманщику. Может быть, именно поэтому Гангрел так не любят Равносов…

Некоторые Гангрел признают ту или иную территорию своим владением, но даже они предпочитают жить среди дикой природы, где еще можно встретить магию, почти покинувшую Европу. Зачарованные источники, волшебные поляны и круги фей часто охраняются Гонгрелами. Они инстинктивно распознают такие места и пытаются подружиться с обитающими там феями, нимфами и сказочными чудовищами. Единственное, что огорчает Гангрел, так это нежелание Люпинов пойти им навстречу.

Сила и влияние

Гангрел всегда старались держаться подальше от людей и потому практически не оказывают влияния на их жизни. Они переходят от деревни к деревне, редко задерживаясь на время, достаточное для того, чтобы завязать дружбу или подчинить себе человека. В любом случае, звериный облик Гангрел делает такие отношения затруднительными.

Говорят, что на севере есть банды «ночных охотников», возглавляемые кровожадными Гангрел. Порою рассказывают о Гангрел, «охраняющих» удаленные селения и хуторки, иногда – бескорыстно, иногда – за определенную плату, и горе тому, кто откажется платить. Но чаще всего Гангрел рассматривают людей с точки зрения хищников. Интриги других кланов Гангрел считают глупостью. Зачем добиваться влияния на герцога или мэра, который может изменить течение общественной жизни, если можно просто прикончить его на месте, положив тем самым конец всем его деяниям?

Власть Гангрел сильнее всего проявляется в местах малонаселенных: в Черном Лесу, на Скандинавском полуострове, в горах Шотландии и тому подобных местностях. Там Гангрел часто становятся пугалами для местных обитателей, которых они отчаянно пытаются не допустить в оставшиеся нетронутыми леса и пустоши.

Другие вампиры стараются держаться от Гангрел подальше, и на то есть свои причины: в бою Звери хитростью и яростью напоминают животных, на которых пытаются походить. Гангрел одинаково способны и на честный поединок, и на нападение откуда-нибудь из кустов и деревьев. Особенно сильный страх вызывают старейшины Гангрел, которые могут превращаться в волков или летучих мышей, чтобы в этом облике преследовать жертву, растворяться в облаке дыма и возобновлять поединок тогда, когда им будет удобно. К тому же Гангрел часто заключат договоры с феями, магическими чудовищами и прочими обитателями пустошей и в случае необходимости могут прибегнуть к их помощи.

Организация

Гангрел поступают так, как им хочется, и не переносят князей и старейшин, указывающих им, что делать. При этом у Гангрел есть понятие чести, и те из них, кто нарушил клятву или оказался трусом, часто изгоняются из клана.

Статус для Гангрел – понятие довольно размытое; во многом он основывается на историях, повествующих о деяниях того или иного Гангрела. Гангрел, известный тем, что он защитил волшебную поляну, победил водяного дракона или исследовал ранее нехоженые места, будет пользоваться большим уважением и почетом, чем никому не известный новичок.

Текущая ситуация

Время от времени Гангрел собираются в специально выбранных местах, чтобы отпраздновать смену сезонов. На этих сборищах обычно сдержанные Гангрел позволяют себе нарушение приличий: они бегают, прыгают и воют на луну и звезды. Праздник заканчивается безумной охотой и распитием крови, в которую добавляются настойки галлюциногенных грибов и ягод. Горе тому, кто в такую ночь посмеет потревожить Гангрел!

Гангрел проводят и другие, более спокойные встречи, на которых обмениваются историями и рассказами. Немногословные Гангрел в присутствии слушателей становятся на удивление красноречивыми, их истории полны метафор и преувеличений и отличаются возвышенным стилем.

Задачи

В отличие от других вампиров, для которых цивилизация стала благом, Гангрел страдают от ее распространения. Участки нетронутой природы становятся все меньше, все больше земель огораживается городскими стенами, охотничьи угодья Гангрел сокращаются, и они вынуждены делить территорию с Люпинами. То, что оборотни не обращают никакого внимания на просьбы и предложения Гангрел, приводит Зверей в отчаяние. Все больше и больше Гангрел покидают Европу ради бескрайних просторов Сибири или африканских полупустынь. Те, кто остался, приобретают все большее сходство с животными, бросаясь, подобно пойманной крысе, на всех, кто оказывается рядом.

Появление Тремер сильно обеспокоило живущих в Восточной Европе Гангрел; тонко чувствующие природу Звери страдают от того, что эксперименты Узурпаторов истощают природные запасы магии. Гангрел даже пошли на союз с Тзимице (к которым не питают особой любви), чтобы раз и навсегда покончить с Тремер.

Ласомбра

Там, где возникают и рушатся королевства, где скрытые в тенях советники правят сидящими на тронах владыками, всегда можно встретить Ласомбра. Непревзойденные кукловоды, Судьи выбирают для своих манипуляций представителей высших слоев общества. Присущая им уверенность в собственном врожденном благородстве позволяет им во всех поступках руководствоваться только своими желаниями.

Ласомбра управляли конкурирующими финикийскими торговцами и соперничающими греческими демагогами. Они сражались за влияние на древних царей Персии и Египта, строили заговоры в лабиринтах Кносса6 и отвоевывали себе право контролировать торговлю вином между Марселем и северными кельтами. Древнеримский сенат был для них одновременно полем битвы и игровой доской. После падения Империи они управляли соперничающими военачальниками и князьями, затем пешками в их играх стали более-менее значимые люди по всему Средиземноморью. Сейчас многие из Ласомбра увлечены хитрыми интригами внутри набирающей силу Церкви.

Но многие Ласомбра никогда не опускались до человеческой политики. Они считают, что приручение диких животных и управление ленами, где проживает жалкая кучка крестьян, - занятия столь же интересные и заманчивые, как и игра в шахматы со смертными. Такие Ласомбра ищут власти исключительно в обществе бессмертных, а кое-кто из них даже заигрывает со сверхъестественными силами, пытаясь подчинить себе Люпинов или Маленький Народец. К сожалению, остальные обитатели средневекового Мира Тьмы не поддаются на их уловки.

Сила и влияние

Ласомбра живут по всему Средиземноморью, отдавая предпочтение запутанной политике итальянских городов. Князья Ласомбра управляют большинством городов Италии и Сицилии (Венеция, Рим, Пиза, Неаполь, Палермо); именно здесь можно встретить большую часть старейшин клана. Молодежь, стремящаяся к власти и желающая избавиться от опеки старших, перебирается в другие места: в растущие порты Испании, на Кипр и в Святую Землю, в Северную Францию и Альпы, доходя порою до Германии.

Где бы Ласомбра не поселился, он быстро приобретает влияние на местную власть и на Церковь. Это влияние, достаточно крупные состояния и тщательно отобранные слуги защищают Ласомбра от внешних угроз. Мало кого из Ласомбра можно загнать в угол, и даже в безвыходной ситуации он будет опасен. Единственная их слабость – это их репутация: мало кто из Каинитов добровольно согласится помогать высокомерным, полным презрения Судьям.

Организация

Можно сказать, что у Ласомбра двухуровневая организация. Их первая, более явная иерархи повторяет устройство Церкви. Каждый член клана полностью подчиняется руководителям. Но на самом деле положение в клане зависит от личных умений и влиятельности, и нередко случается так, что простой «епископ» пользуется большим уважением и почтением, чем «понтифик» Ласомбра. Хотя каждый Ласомбра прекрасно знает свое место в этой огромной паутине, все они продолжают строить заговоры и плести интриги, стараясь добиться более высокого положения.

Старейшины контролируют молодежь посредством обмана, шантажа, обещаний и дезинформации. Одаренные юнцы порою приобретают влияние на старейшин (а кое-кто из них искренне верит, что приобрел такое влияние, хотя на самом деле всеми его поступками управляет его «сторонник»).

Текущая ситуация

Многие традиции Ласомбра заставят чужака содрогнуться. Ласомбра отдают предпочтение принятым при королевских дворах забавам, понимая их в своей особой, «благородной» манере. Излюбленным занятием является охота; кто-то охотится за дичью, кто-то – за людьми, а самые отчаянные Судьи даже пытаются охотиться на Люпинов. Некоторым нравятся «живые шахматы», в которых роль фигур исполняют люди. Судьба поверженной «фигуры» зависит только и исключительно от прихоти Ласомбра.

Еще больше тревог у Каинитов вызывает отношение Ласомбра к диаблери. Если Ласомбра, перед лицом двора и старейшин, сможет доказать, что тот или иной старейшина недостоин править, он получает право на кровь этого старейшины. Сам «обвиняемый» вовсе не обязательно участвует в такого рода «слушаниях» и даже может не знать, что его компетентность вызывает сомнения. Если же двор решит, что претензии «истца» необоснованны, они могут быть отвергнуты без долгих обсуждений, при этом двор может сообщить заинтересованному старейшине о возводимых на него обвинениях. Все зависит от того, какой вариант развития игры будет признан наилучшим…

Задачи

Ласомбра увлечены играми во власть, и это создало им множество врагов. Их вмешательство в деятельность Папы привлекло внимание некоторых смертных церковников, которые поспешили начать расследование. Наиболее проницательные колдуны и маги воспротивились попыткам Ласомбра подчинить их своей власти. Слухи об их сделках с демонами породили в душах Каинитов сомнения и недоверие и привлекли к клану внимание Ваали. Ласомбра пришлось столкнуться и с интересом со стороны Малкавиан и Равнос, и этот интерес их встревожил.

Хуже всего к Ласомбра относятся Бруджа и Вентру, и клан тратит немало времени, пытаясь разрушить все их замыслы. А после проникновения на Иберийский полуостров Ассамитов Ласомбра всерьез обеспокоились безопасностью своих кастильских укреплений.

Малкавиан

История клана Малкавиан никогда не была записана кем-либо из посторонних вампиров и сохраняется в основном в коллективной «памяти клана». При этом многие считают, что сумасшедшие вампиры за тысячи лет существования успели поучаствовать во множестве странных происшествий. Их влекут разнообразные ереси и загадочные религиозные течения, социальные эксперименты, поверхностный мистицизм и магия.

Если бы они были манипуляторами или тиранами наподобие Ласомбра и Вентру, они попытались бы контролировать все новшества, что привело бы к катастрофе. Малкавиан предпочитают лишь слегка соприкасаться со смертными, подхватывая, искажая и доводя до абсурда их идеи и теории или же перенося их из одной культуры в другую. Иногда их влиянию приписывают самые невероятные из людских поступков; порою они берут на себя ответственность за самые нелепые события. Например, один из Малкавиан заявил, что самую лучшую свою шутку клан провернул двенадцать столетий назад в Иерусалиме, вскрыв некую могилу. Разумеется, этот же Малкавиан заявил о дружбе с целой стаей Люпинов, так что его признали более сумасшедшим, чем остальные члены его клана.

Римскую империю наводняли загадочные религиозные культы, по ее дорогам странствовали безумные философы и прочие странные личности, поэтому Малкавиан любили постепенно приходящие в упадок римские города. Нынешнее время они считают скучным, ведь большинство людей занято простым выживанием и им некогда искать что-то новое и стремиться к неизведанному. Насколько можно понять, сейчас клан в целом не имеет никакой цели. Во всяком случае, так предпочитают думать остальные Каиниты.

Силы и влияние

Никто не может понять, как Малкавиан умудряются приобретать влияние. Остальные кланы презирают их, в отчаянии пытаются управлять ими, но в конце концов оставляют их в покое. Чего, собственно, Малкавиан и добиваются.

Иногда кажущееся нелепым существо может стать прекрасным манипулятором. Многие Малкавиан прожили достаточно долго, чтобы приобрести силы и могущество. Именно из-за отказа участвовать в политических играх и междоусобицах старейшины клана смогли дожить до весьма почтенного возраста и получить власть и влияние. Может быть, для молодых членов клана это будет слабым утешением, но старейшины всегда стараются помочь любому младшему Малкавиану, столкнувшемуся с неприязнью со стороны чужаков. В тяжелые времена все Малкавиан на определенной территории собираются вместе. Невидимая рука не обязательно слабее руки в железной перчатке, как сами они говорят…

Организация

У клана нет формальной организации и выраженной иерархии. Младшие члены клана уважают старших и рассчитывают на их поддержку в трудных случаях.

Члены клана группируются вокруг нескольких центров. Большинство Малкавиан признают, что есть места, важные сами по себе, и стараются эти места защищать. Такие места встреч включают подземную библиотеку Валентина в Марселе (место хранения огромного количества пророчеств и безумных высказываний), «Великий и Прекрасный двор Карфагена» (произвольно выбранные развалины на побережье Северной Африки), Церковь святого Ирода Кровавого в Палестине и Колодец Радостей (источник, воды которого содержат галлюциногены) в северной Германии.

Остальные вампиры склонны подозревать, что на самом деле у Малкавиан есть иерархия. В самом деле, средневековое общество четко разделено на сословия, и Малкавиан не должны быть исключением. Некоторые из Малкавиан поддерживают эти подозрения, называясь таинственными или просто непонятными титулами и званиями. Только Безумцы могут сказать, имеют эти титулы хоть какой-то вес в клане.

Текущая ситуация

Клан Малкавиан по вполне понятным причинам заинтересован в развитии европейских стран. Церковь, процветающая экономика и растущие города означают увеличение числа книг и ученых людей, имеющих время для досуга, распространение новых верований и течений. Клан стремится извлечь всю возможную выгоду из сложившейся ситуации, поощряя «свободомыслие» и разыгрывая жестокие шутки с нечастными, попавшимися им под руку.

У клана нет устоявшихся традиций, за некоторым исключением. В один прекрасный момент все члены клана, рассеянные по континенту, бросают все дела и отправляются в паломничество. Цель у таких путешествий всегда разная, но, судя по всему, она имеет для сумасшедших большое значение. Дойдя до выбранного места, Малкавиан разыгрывают странный спектакль. Это может быть «двор дураков», пародия на религиозную церемонию, иногда – шумные ссоры и перебранки. Никто из нормальных Каинитов не знает, зачем они это делают и откуда знают, в каком направлении идти. В последнее время некоторые Малкавиан усвоили привычку пародировать важных представителей других кланов. Порою такие пародии становятся причиной недоразумений, так как измененный Затемнением двойник может отдавать приказы, полностью противоречащие распоряжению оригинала.

Задачи

Малкавиан редко проявляют к чему-либо повышенный интерес; у этого рассеянного клана, судя по всему, нет общих целей. Так как Малкавиан могут заниматься чем угодно - религиозной жизнью, деятельностью правительств, наукой, всем, что вызывает у них интерес, остальные Каиниты уверены, что у Безумцев не может быть общей цели. По крайней мере, они на это надеются.

Носферату

Клан вызывающих отвращение Носферату, на удивление остальным вампирам, отличается единством и целостностью. Может быть, так и должно было случиться: в конце концов, кто вынесет общество чудовища, кроме таких же чудовищ? Как бы там ни было, Носферату охотно сотрудничают друг с другом и обладают сильным чувством esprit de corps7 – или, возможно, их объединяет ненависть к их более удачливым собратьям…

В отличие от остальные кланов, которые считают Патриархов мифическими героями и приписывают им все хорошее, что только может быть в вампире, Носферату боятся и ненавидят своего прародителя. Некоторые Носферату заходят настолько далеко, что осмеливаются даже говорить о мистической войне, которую ведет против них их погруженный в спячку праотец. Солдаты этой невидимой войны, твари еще более ужасные, чем сами Носферату, называются по-разному, например, Никтуку, Нефилим и Ехидны.

Сила и влияние

Понятно, что Носферату очень трудно приобрести влияние в мире людей. Их уродство не просто не позволяет им напрямую командовать людьми – часто Носферату не может убедить человека на несколько мгновений задержаться в его присутствии и выслушать «интересное предложение».

Тем не менее, на свете обитает куда больше гулей Носферату, чем можно предположить. Жизнь в средневековой Европе полна трудностей, источником благ часто становится Дьявол, который в качестве платы может забрать ту или иную часть личности. Небольшое уродство, появившееся в результате введения крови Носферату, ничего не значит перед возможностью выращивать больший урожай или выжить в год эпидемии.

Носферату, с их характером и смекалкой, смогли проявить себя в зарождающемся движении «вольных каменщиков», и теперь числятся среди руководителей многих масонских орденов. Таинственность, практикуемая среди вольных каменщиков, позволяет Носферату скрывать их уродство (Таинственный Мастер Восковой Маски и т. п.), при этом сами вампиры знакомятся с новыми техниками и приемами строительства. Каменщики, которые, по приказу их руководителей, возводят некое здание, имеющее «мистическое значение», на самом деле могут трудиться над строением, задуманным Носферату.

Носферату редко переходят к открытым военным действиям; они – мастера засад и партизанской войны. Владение Дисциплиной Затемнения делает их превосходными диверсантами. Жертва может впасть в оцепенение от страха, едва увидев отвратительного Носферату, сам же Носферату может порвать жертву в клочья, не дожидаясь, пока она придет в себя. Иногда Носферату содержат целые зверинцы из жутковатых, гротескных тварей, которых используют в качестве разведчиков и сил поддержки.

Организация

Часто Носферату в силу обстоятельств живут по одиночке: в деревне на сто человек один монстр может спрятаться, а вот дюжина – уже нет. При этом, когда есть выбор, Носферату предпочитают компанию себе подобных. В крупных городах, в особенности тех, где сохранились древние римские катакомбы, могут обитать целые сообщества Носферату.

В сообществах Носферату царит настоящее равенство. Старейшины пользуются уважением (как примеры дисциплинированности и хитрости, веками существующие в облике монстров), при этом от них ожидается, что они будут заботиться о молодняке. Время от времени поговаривают о тиране Носферату, «короле-чудовище», который насилием и угрозами управляет подданными, но такие слухи возникают редко.

Носферату являются образцом внутреннего единства клана. Сообщества, проживающие в разных баронствах, графствах и герцогствах, охотно сотрудничают. Носферату стараются воздерживаться от привычных споров и раздоров и не придают значения статусу и положению в клане. Это позволяет им избежать обычных трудностей, возникающих перед другими, более разобщенными, кланами.

Текущая ситуация

Можно сказать, что сейчас Носферату все проще и проще устроиться в этом мире – вполне возможно, просто потому, что хуже им стать уже не может. Растут человеческие города, и у Носферату появляется все больше мест, где можно прятаться днем и охотиться по ночам. В большинстве крупных поселений имеются таверны, так что всегда можно сказать, что пьяным жертвам просто приснилось нападение Носферату.

В ночи солнцестояния и равноденствия Носферату часто собираются в определенном месте для проведения затейливых ритуалов, копирующих (или пародирующих) человеческие и вампирские празднества. Один из таких праздников, Танец Смерти, или Danse Macabre, раз в 10 лет проводится в тайном месте, которое каждый раз меняется. Все Носферату, имеющие такую возможность, стараются попасть на этот праздник, который (в отличие от большинства сборищ Носферату) известен своей зрелищностью и пышностью. На празднике Носферату воздают почести собственному уродству, и катакомбы становятся красными от крови их смертных «гостей».

Задачи

Сейчас клан решает ту же проблему, что и всегда – проблему выживания.

Носферату активно поддерживают рост городов (в особенности тех, что возникают на месте старых римских поселений, ведь сохранившиеся руины и катакомбы представляют массу потайных мест, где можно скрыться). Носферату также проявляют интерес к не так давно возникшей буржуазии, считая ее более добродетельной и менее чванливой, чем старое дворянство. Иногда городским советам удавалось добиться уступок (а то и полной независимости) от правителя-феодала при помощи секретной информации, тайком полученной от хитроумных Носферату.

Равнос

В Европе не так уж много Равнос. Их народ, цыгане, сейчас медленно движутся на восток, постепенно распространяясь по всей Европе. Сейчас большинство представителей этого клана обитает вокруг крупных городов Востока, в Аравии, Северной Индии и даже в Китае. Несколько групп Равнос проживает в восточном Средиземноморье. У них есть князь в городе крестоносцев, Акре, где многие Каиниты (Сеттиты, Ассамиты, Ласомбра и некоторые другие) часто встречаются ради торговли, обмена информацией, заключения союзов и составления заговоров. Одна из групп Равнос закрепилась в контролируемой Сеттитами Александрии. Оттуда эти воришки небольшими группами пробираются в Константинополь, Венецию и прочие европейские портовые города, чтобы грабить и вымогать у Каинитов и смертных.

Многих Каинитов возмущает та бесцеремонность, с которой Равнос обманывают, обворовывают и надувают другие кланы. Сами Равнос считают, что их священная обязанность – оберегать окружающих от чрезмерной привязанности к изменчивым вещам (собственности, убеждениям, да практически ко всему). Но они прекрасно понимают, что остальные вампиры, да и смертные, относятся к их деятельности резко отрицательно. Сейчас Равнос – это сборище оборванцев и бродяг, ничем не напоминающее европейские кланы с иерархией. Такие ограничения, как утверждают сами Равнос, не для них, поэтому всегда, пока существует этот мир, их судьба – ровные дороги да окольные тропки.

Сила и влияние

В Европе у Равнос практически нет военных сил. Столкнувшись с угрозой насилия, Жулик просто рассмеется и убежит (в случае необходимости – очень быстро). Если Равнос потребуется причинить вред врагу, он попытается обманом вовлечь того в ссору с другим Каинитом (желательно – еще одним врагом). Толька везения – и эти двое вцепятся друг другу в глотки, а Равнос сможет заняться своими делами. Если же удача будет на стороне врага, Равнос постарается скрыться, и как можно быстрее.

Равнос – превосходные рассказчики и часто становятся посланцами там, где у всех остальных просто не будет шансов. Они принося новости из дальних мест и, если потребуется, всегда готовы слегка подправить сообщение ради собственной выгоды. Умный Равнос может придумать байку, которая будет казаться абсолютной истиной, будет опираться на множество достоверных источников, но при этом лишит поверившего в нее вампира власти, сокрушит его, как глиняную статую. Разумеется, чтобы провернуть такой фокус, нужно обладать недюжинным умом, но у старейшин Равнос было время на совершенствование и оттачивания свого мастерства.

Организация

Равнос намеренно отказываются от какой бы то ни было организации, так как не хотят лишаться независимости и не слишком доверяют возможным лидерам клана. Распространено мнение, что старейшины клана остались на Востоке и не слишком интересуются делами своих потомков. Тем не менее, Равнос относятся друг к другу с определенной долей уважения и в случае угрозы со стороны постараются защитить собрата. Как они сами говорят, «только мне позволено оскорблять моего брата».

Текущая ситуация

Чужаки плохо понимают особенности Равнос, а сами Жулики сейчас активно исследуют Европу. Тех старейшин Равнос, которые решились вступить на европейские земли, можно считать своего рода разведчиками, подготавливающими почву для прихода остального клана (и их людей).

Кочевая жизнь – основная черта Равнос; если они будут вынуждены сидеть на одном месте достаточно долгое время, они станут такими же безумными, как Малкавиан. Время от времени Равнос пытаются установить дружеские отношения с Гангрелами, которых называют «кузенами» и от которых порой зависит жизнь членов клана, странствующих по заброшенным или малоиспользуемым дорогам. Гангрел относятся к этим попыткам неодобрительно и не меняют своего презрительного отношения к Равнос. Жуликов такое обращение не слишком пугает – они способны сохранить чувство юмора при виде раздраженного звероподобного Каинита и всего его зверинца.

Задачи

Многие европейцы считают неугомонных Равнос разносчиками чумы и предвестниками несчастий. Во время войны чужакам не доверяют, и поэтому Равнос так или иначе оказываются вовлеченными во все мелкие свары и конфликты Европы. Они стараются держаться подальше от войн Тремер, но при этом не прочь заключить сделку с представителями любой из противоборствующих сторон. Кланы, старающиеся выглядеть «утонченными аристократами», изгоняют Равнос из своих владений при первой же возможности.

В последнее время кибиткам Равнос все больше и больше угрожают Люпины. Кровавые преступления вампиров вызвали всплеск активности среди сверхъестественных существ, и теперь одинокие Равнос подвергаются на дорогах большой опасности.

Тореадор

Когда шесть веков назад рухнула Римская Империя, Тореадор оказались в весьма затруднительном положении. Многие старейшины впали в торпор, надеясь проснуться, когда вновь наступят времена распущенности и излишеств. Некоторые отправились на восток, надеясь найти убежище в Константинополе или арабских городах. Тем, кто остался, пришлось искать утешения и опоры в умеренности и добродетели. Шло время, и они вновь смогли пестовать искусство и поощрять людей к творчеству.

Некоторых Тореадор влечет искусство арабов и мавров, другие находят неизъяснимую прелесть в строгой, но странно волнующей архитектуре Западной Европе. Чтобы пробудить творческие силы в христианах, потребовалось немало времени, но когда были заложены фундаменты великих соборов, Тореадор поняли, что века были потрачены не зря.

Многие кланы были удивлены переменой, произошедшей в Тореадорах. Раньше они участвовали в попойках Нерона и оргиях Калигулы, теперь же стремятся укрыться в уединенных монастырях и холодных каменных замках. Изменилось и прозвание клана: раньше их называли Дионисийцами, теперь же они известны как Мастера.

Итак, часть Тореадор отправляется в опасные путешествия на север, чтобы отыскать там выдающихся скальдов, часть восхищается восточной музыкой в залах Византии, другие же остаются на месте, внося свой вклад в развитие человеческого общества. Когда человечество будет готово к новому Золотому Веку, Тореадор научат их древним искусствам и познакомят с литературой древнего мира. А до тех пор Тореадор будут терпеливо ждать. Время покажет, насколько правы они были.

Сила и влияние

Тореадор нельзя назвать влиятельным кланом. Они избегают привычных среди Каинитов интриг и держатся подальше от европейских князьков, предпочитая следовать своему призванию. При этом они считаются одним из самых проницательных кланов. Старейшины и князья, не доверяющие Малкавианам и Каппадокийцам, приглашают Тореадор в качестве советников. Во многом процветание Константинополя обусловлено тем, что там постоянно проживают Тореадор.

Военные силы Тореадор особого впечатления не производят. Помимо Слуг и подчиненных людей, у них не так уж много смертных солдат, которых можно бросить в битву. Некоторые Тореадоры – превосходные бойцы, но обо всем клане этого сказать нельзя. По этой причине они часто стремятся заключить союз с Бруджа, которые тоже стараются сохранить остатки былой учености. Впрочем, нельзя сказать, что на Тореадор часто открыто нападают. Так как они кажутся безвредными, остальные вампиры не стремятся уничтожить их. А их кажущаяся бесполезность оберегает их от попыток подчинения.

Организация

Тореадор избегают участия в интригах остальных Каинитов, поэтому их организация не отличается избыточной строгостью. Сиры стараются создавать отпрысков из тех, кому они смогут доверять, поэтому большинство Тореадор безо всяких стеснений может заниматься своими делами (которые часто способствуют достижению целей их старейшин). Члены клана предпочитают жить в Иберии, Константинополе, Александрии и даже в Риме.

Порою Тореадор объединяются в сообщества, напоминающие гильдии. Это позволяет им обмениваться опытом, информацией и идеями по интересующим их вопросам. Обычно такие «гильдии» отличаются повышенной секретностью, их деятельность основана множестве ритуалов и мистицизме. Путь в гильдии открыт и смертным, но только тем, кого Тореадор считают достойными тайн столетий. Эти редкие везунчики возвращаются к работе, полные вдохновения и смутных переживаний из-за того, свидетелями чего они стали.

Текущая ситуация

Сейчас Тореадор усердно работают над сохранением искусства и культуры тех земель, где они поселились. Большинство европейских Тореадоров так или иначе участвуют в делах церкви, понимая, что большая часть современной живописи и скульптуры служит религиозным целям. Некоторые отправляются в страны Востока, чтобы ознакомиться с новыми течениями в культуре и искусстве, но таких путешественников совсем немного, так как восточные жителю недолюбливают европейцев, и такое отношение лишь укрепилось после крестовых походов. Тореадор организуют деятельность благотворителей и поощряют умельцев, поддерживают творческих людей, пытающихся воплотить свои фантазии. Некоторые из французских Тореадор наблюдают за постройкой соборов; к сожалению, им никогда не удастся увидеть эти соборы в полном великолепии, освещенными проходящими сквозь витражи лучами солнца.

Задачи

Тореадоры вынуждены были вмешаться в человеческую политику и распри между остальными кланами. Они – одни из наиболее ярых защитников Византии и ее культуры; они даже открыто заявили, что Каиниты должны встать на защиту страны от «варваров», которые по кусочку отхватывают от нее территории. Им не нравятся недавние попытки Ласомбра подчинить себе церковь, так как, по их мнению, Судьи будут отвращать священников от искусства и образования, поощряя их к занятиям политикой и интригами.

Клану нравится искусство мусульманских народов и их достижения, поэтому Тореадор пытаются убедить Ласомбра и Бруджа помочь им и поддержать мусульманские государства на Иберийском полуострове. К сожалению, слухи о нашествии Ассамитов мешают заключению этого договора.

Тремер

Тремер совсем недавно вошли в число Каинитов. Первые вампиры Тремер были созданы (или, точнее говоря, сами создали себя) при помощи обмана и магии не ранее 1022 года. Они убили старейшину Цимисхов и вскрыли двух своих учеников, которые незадолго перед этим были вынуждены принять Становление. В результате эксперимента было создано некое зелье, при помощи которого маг по имени Тремер и семеро его ближайших помощников обрели бессмертие.

Разобравшись, чего им стоило обретение бессмертия, новоявленные вампиры постарались вернуть себе силы, которыми владели при жизни. В результате появилась магическая Дисциплина, названная Тауматургией. Но Тремер не остановился на достигнутом. Он прекрасно понимал, что его вампиры по-прежнему в опасности, и хотел закрепить за ними определенное место в иерархии Каинитов. После долгих исследований и изысканий он понял, что объединяет вампиров остальных кланов – их происхождение от общего предка. Он выяснил, где находится убежище основателя клана Салюбри, Саулота, и решил, что этот миролюбивый вампир станет прекрасным средством для достижения его целей. Он выследил Саулота и осушил его. Во всех версиях этой истории говорится, что Саулот не сопротивлялся и погиб без мучений, Тремер же ужаснулся при виде третьего глаза, который смотрел на него со лба умирающего вампира.

В результате разразилась война, продолжающаяся уже два столетия. Тзимице и Гангрел – сильнейшие кланы в Венгрии – повели боевые действия против «выскочек», но не смогли победить их. Тремер обратились в орден Гермеса, сообщество смертных магов, частью которого они были, и с помощью его военных и магических сил смогли защитить себя.

За это время власть Тремер усилилась. Почти половина магов, поддерживающих Тремера, получила Становление, часть из них по-прежнему связана с орденом Гермеса. Помимо них в клан были приняты и другие маги. И, что немаловажно, совсем недавно Тремер удалось создать для себя новых солдат – ужасных Горгулий.

Сила и влияние

Основные укрепления Тремер – это огромные крепости в горах Трансильвании и Венгрии. По всей Европе разбросаны их укрепленные «часовни» (здания «гильдии магов»). Недавно они одержали важную победу над вампирами Венгрии, вырезав несколько древних благородных семей, на которых опирались Тзимице, и тем самым упрочили свое положение в стране.

Их сила возрастает за счет их старых связей с орденом Гермеса, так как порою они могут вовлекать смертных магов в свои заговоры. Тремер сохранили и часть контактов в мире людей и всегда могут найти необходимые ресурсы и нанять гонцов и шпионов.

Организация

У клана Тремер самая жесткая организация из всех кланов. Борьба за выживание требует дисциплинированности и безоговорочного подчинения, поэтому новообращенные часто приносят Клятву Крови. Основатель клана сейчас погружен в многолетний сон; когда он все же просыпается, он уже не проявляет прежней энергии. Руководство кланом перешло к глубоко законспирированному Совету Семи, тем семи магам, которые одновременно с Тремером стали вампирами. Недавно Совет установил зоны влияния каждого из своих членов, чтобы избежать споров из-за территорий.

Неофициальным лидером Совета считается Горатрикс, преданный клану, но склонный к интригам вампир, который при жизни участвовал в разработке планов Тремера, закончившихся обретением бессмертия. По решению Совета недавно он отправился в Западную Европу, чтобы следить за соблюдением интересов Дома в том регионе. Более спокойный, человечный Этриус остался в принадлежащей клану крепости Сеорис в Венгрии, занимаясь обороной владений клана и пытаясь заключить мир с Цимисхами и Гангрел. Меерлинда руководит заседаниями Совета и управляет Британскими островами. Остальные члены Совета все еще пытаются упрочить свою власть и редко общаются с последователями и учениками. Новообращенные Тремер могут даже не знать имеет членов Совета, общаясь с их доверенными помощниками.

Совет Семи поддерживает друг с другом постоянную магическую связь, но личные встречи проводятся только раз в семь лет и посвящаются обсуждению важных вопросов. Следующая такая встреча назначена на 1199 год.

Текущая ситуация

Тремер продолжают свои оккультные изыскания, чтобы с честью выйти из войны и занять свое место среди остальных кланов. Они пытаются установить отношения с теми из Каинитов, кто не относится к ним чересчур враждебно (а таких мало). Также они разыскивают легенды Люпинов, но не слишком активно.

Некоторые члены клана знают ритуал, который позволяет им общаться с сиром, находящимся от них на огромном расстоянии. Это, а также несколько смертных гонцов, позволяет клану собирать всю нужную информацию и договариваться о совместных действиях, что, без сомнения, повышает их эффективность.

Наконец, Тремер способствуют распространению своих уродливых творений, Горгулий. Эти жутковатые вампиры были созданы из «материала», полученного от Гангрел и Цимисхов, но теперь способны самостоятельно давать Становление.

Задачи

Большая часть старейшин клана занята войной с Цимисхами и Гангрел. Недавно эти древние кланы начали контрнаступление на венгерских Тремер, бросая в бой юнцов, гулей и смертных солдат, чтобы раз и навсегда положить конец экспансии Узурпаторов. Для смертных новый этап войны остался почти незамеченным: лишь несколько убийств, банды мародеров да склоки между дворянами. А вот среди Каинитов число жертв было велико. Вампиры, которым прежде удавалось сохранить нейтралитет, теперь были вынуждены или присоединиться к одной из сторон, или бежать из Венгрии. Тремер удалось отразить большинство атак, в основном – при помощи Горгулий.

Сейчас Тремер пытаются расширить свою власть за пределы «часовен» и закрепиться в городах и селениях. Многие младшие члены клана получили приказ устраивать себе убежища и основывать новые «часовни» в крупных западноевропейских городах, где власть Гангрел и Цимисхов относительно слаба.

Орден Гермеса недавно изменил свое отношение к Тремер, и у старейшин клана это вызывает беспокойство. До недавних пор орден не знал, что руководители Тремер стали вампирами. Но Семеро, пытаясь упрочить влияние клана, стали давать Становление все большему числу магов, и постепенно руководители ордена поняли, что за твари обретаются в их рядах. Рано или поздно Тремер придется отколоться от ордена или же попытаться подчинить его своей власти.

Тзимице

Тзимице – это древний, уважаемый клан, славный традициями и ученостью. С давних пор клан цепко держался за свои земли у Балтийского моря и до последнего времени считался непобедимым. И ему тяжело смириться с происходящими в мире изменениями и недавними потрясениями.

Долгое время Тзимице считались одними из самых образованных и эрудированных Каинитов. Тысячелетиями другие вампиры предпринимали опасные путешествия в Карпаты, чтобы перенять мудрость Тзимице (то, что возвращались из таких путешествий не все, количества желающих приобщиться к знаниям не уменьшало). До появления Тремер Тзимице были признанными волшебниками вампирского сообщества, их магия представляла собой причудливую смесь алхимических ритуалов, славянских заклинаний и демонологии. Эрудиция и магическое искусство значили для статуса Извергов ничуть не меньше, чем размер принадлежащих им владений.

Изыскания Тзимице имели мало общего с вопросами, беспокоящими людей, и лишь частично пересекались с интересами остальных вампиров. У клана есть своя цель, мало зависящая от копошения тех, кто не имеет чести состоять в клане. Если остальные вампиры считают себя проклятыми, то Тзимице верят, что они – хозяева своей судьбы и не обязаны подчинятся ни Богу, ни Дьяволу. Из всех кланов Тзимице единственные восприняли образ мышления, который впоследствии будет назван гуманистическим.

Но это не значит, что клан представляет собою сборище человеколюбцев, гуманистов и филантропов. Тзимице относятся к тем, кто обеспечивает их пищей, с холодным презрением; впрочем, к остальным вампирам они относятся лишь немногим лучше. Тзимице верят, что Изменчивость, которой они владеют, позволяет им стать подобием Бога в буквальном смысле этого слова – или же принять другую, еще более совершенную форму.

Постоянное усовершенствование Дисциплины Изменчивости принесло немало практической пользы. Ни один из кланов не может похвастаться столь разнообразным и умелым подходом к созданию и использованию гулей. Тзимице, хотя и могут в любой момент изменить форму тела, фанатично совершенствуют свои воинские умения. Другие вампиры могут быть более искусными в бою, но им не дано превзойти Тзимице в умении вызывать страх. Атака Тзимице обычно выглядит как нападение стаи уродливых гулей, одним своим видом вызывающих ужас. Картина становится еще более пугающей, когда атаку возглавляют сами Тзимице, часто – в форме Зуло, гигантской и практически неуязвимой. Рассказы о том, как Тзимице поступают со своими врагами, часто обращают противника в бегство еще до того, как воины клана доберутся до него. Может быть, именно поэтому на Балканах так распространены страшные истории.

Тзимице способны придавать своим слугам нужную форму и наделять их некоторыми умениями, что позволяет создавать целые армии из жутко выглядящих гулей. Страшные, прожорливые адские гончие – некоторые из них достигают размеров пони – охраняют владения клана. Отряды гулей, когда-то бывших людьми, а теперь превращенных в живое оружие, ночами нападают на селения, чтобы собрать кровавую дань. Хуже всего вожди, или боевые гули: огромные омерзительные твари, созданные из тел множества гулей (животных и людей), настоящие чудовища с множеством конечностей.

Сила и влияние

Клан Цимисхов до сих пор цепко держится за свои владения в Восточной Европе, которые были его вотчиной с самых первых ночей его существования. Тзимице владеют укреплениями и правят подданными в Венгрии, Польше, Болгарии, Валахии, Баварии, Австрии, Сербии и Киевской Руси. Особенно сильны они в языческой Литве, где несколько могущественных старейшин всячески поощряет поклонение древним славянским богам. Здесь клан сражается с тевтонскими рыцарями, которые постепенно начали разбираться в деятельности клана (и его приспешников).

Тзимице сохраняют власть над своими «данниками»: гулями с унаследованными сверхъестественными способностями. Семьи «данников» установили тесные отношения с большинством благородных родов Восточной Европы (и даже Византии) – через браки, угрозы и прямое насилие. Клан проник и в восточную православную церковь, но его влияние на церковные дела не идет ни в какое сравнение с влиянием Ласомбра на католическую церковь.

Организация

Воеводы правят «семьями», состоящими из их отпрысков; молодежь обязана пройти через Клятву Крови, накрепко привязывающую ее к сиру. Увы, но отпрыски сира редко испытывают привязанность друг к другу; века хитроумных интриг и борьба за благосклонность воеводы, пародирующая семейные отношения, до сих пор остаются нормой для клана. Иногда воевода наделяет того или иного отпрыска определенной долей власти – поручает ему следить за гулями, общаться с сервами, поддерживать в порядке крепость – но такое случается редко.

В прошлом клан обладал гораздо большим могуществом и влиянием, теперь же он постепенно приходит в упадок. Неразбериха, творящаяся на Балканах, в той или иной мере отражает процессы, происходящие в клане. Каждый воевода стремится к достижению собственных целей, не особо беспокоясь о благосостоянии клана в целом. Хотя такой эгоизм широко распространен среди Каинитов, высокомерие и привязанность к земле, присущие Тзимице, приводят к тому, что двое воевод, затеявших ссору, едва ли пойдут на компромисс (неважно, добровольно или нет) – в отличие от тех же Вентру.

Все больше и больше воевод гибнет от копий, огня и кольев, и их лишенные владений отпрыски разбредаются по всему миру. Они захватывают для себя небольшие участки земли или просто переселяются в неизведанные земли, лежащие за Дунаем. Кое-кто из этих молодых вампиров, унаследовав от сиров артефакты и получив часть богатств, награбленных у Тремер, неплохо устроился на Западе.

Текущая ситуация

Война с Тремер не только поколебала традиционный образ существования Тзимице, но и показала, что старейшины клана практически ничего не знают о нуждах своих отпрысков. Пытаясь сохранить свои личность и волю, молодые Тзимице часто объединяются в группы. Они отмечают древние праздники (ночь Ивана Купалы, равноденствия и пр.) пышными пиршествами (которые посторонний наблюдатель скорее назовет бойней). На этих пирах молодые Тзимице подтверждают данные обещания, обмениваясь друг с другом собственной кровью. Поговаривают, что те вампиры, которые участвовали в таких празднествах в течение нескольких лет или десятилетий, не так сильно подчинены воле своих воевод.

Задачи

Сейчас мысли Тзимицев основном заняты войной с Тремер. Из своих каменных замков Изверги управляют боями с Тремер и направляют легионы гулей и юнцов на штурм их «часовен». К сожалению, после того, как Тремер удалось создать собственных «универсальных солдат», такая тактика стала неэффективной. Внутренние неурядицы лишь усугубляют положение клана.

Вдобавок ко всему, владения Тзимицевсе чаще и чаще подвергаются ударам изнутри. Смертные подданные клана, устав от веков тяжкого гнета, приглашают захватчиков на свои земли; даже германцы, по их мнению, будут лучшими хозяевами, чем вызывающий ужас воевода, правящий из возвышающегося над деревней горного замка. Такое отношение удивляет Тзимице, которые привыкли относиться к людям в своих владениях как к безмозглым тварям. Многие молодые Тзимице, пораженные таким «предательством», все враждебней и враждебней относятся к людям.

Вентру

Со времен Римской Империи Вентру тайно жили в замках аристократии, управляя их владельцами и разделяя с ними удобства и роскошь жилища. Даже когда варвары захватывали их земли, Вентру редко приходилось жить среди простолюдинов и отказываться от крови благороднейших дворян. Если род полностью уничтожался захватчиком, Вентру просто находили для себя другого владетельного сеньора.

По мере развития экономики и торговли в Европе Вентру стали принимать под свое покровительство и купеческие семьи. Во время завоевательных походов франков, а затем и норманнов, Вентру часто следовали за победоносными армиями смертных, покидая Францию ради Германии, северной Англии и Ирландии, северной Италии и Сицилии, Кипра и Святой Земли.

Сейчас Вентру досаждают давно позабытые призраки. Мало кто из молодых Вентру знает о давно минувшей войне с Бруджа или о городе, павшем под мечами римлян. Все, что им известно, - это что Бруджа ненавидят их из-за каких-то древних склок и готовы пойти на все, чтобы помешать им в достижении целей. С Востока наступают Ассамиты, Ласомбра пытаются пошатнуть их власть, так что впереди у Вентру тяжелые времена.

Сила и влияние

Сильнее всего положение Вентру во Франции и в Англии, их влияние распространяется и на другие страны. Центр их власти – Париж, и они полностью контролируют рынки и ярмарки близлежащих земель. Многие Вентру питают к французскому дворянству сентиментальную привязанность. Парижский университет, блеск французского королевского двора и состояния местных торговцев – вот основной источник гордости для Вентру.

По большей части сила Вентру проистекает из имеющихся у них ресурсов. При помощи Присутствия и Доминирования они управляют самыми могущественными аристократами и богатыми купцами Европы. Кое-кто из них имеет под рукой целые армии, другие вмешиваются в деятельность правительств, но, в сущности, мало что меняют в обществе. Только тогда, когда затронуты интересы Вентру, они становятся агрессивными, и тогда горе их врагам…

Организация

Организация Вентру повторяет организацию королевского двора – на местах и в масштабах всего клана. Старшие Вентру в каждом регионе считаются чем-то вроде местных монархов. Монархи принимают посетителей и просителей, а от местных Вентру ожидается, что они будут прислушиваться к заявлениям правителей. Каиниты из других кланов тоже принимаются ко двору, особенно если они приходят с правильно составленными прошениями.

Большой Двор считается важнее всех остальных дворов. Вентру собираются при Дворе, чтобы обсудить дела, заключить сделки и составить планы на несколько лет вперед. Младшие Вентру при Дворе могут получить поощрение или порицание, что обычно сильно отражается на их положении и репутации.

Многие Вентру считают Большой Двор местом, где можно продемонстрировать богатство и влиятельность; они часто прибывают ко двору в сопровождении пышно разодетых слуг и гулей. Другие Вентру хвастаются привлекательными, остроумными и знатными товарищами и спутниками. Большой Двор собирается в Париже; королевская корона украшает чело досточтимого князя Александра, принадлежащего к четвертому поколению. Королева Двора - Савиарр, славящаяся красотой старейшина, которая фактически управляет кланом. Младшие князья и старейшины отправляют ко Двору послов с просьбами о помощи, дарами или сообщениями о своих победах.

Текущая ситуация

Вентру, в основном обитающие среди дворян и купечества, подвержены тем же порокам, что и аристократы, которыми они питаются. Многие из них для визитов ко двору обзаводятся роскошными одеяниями, порою заказывая новый наряд каждый раз, когда собираются выезжать «в свет». Вентру увлекаются придворными церемониями, князья Вентру порою «посвящают в рыцари» своих наиболее верных подданных, причем обряд посвящения часто подразумевает Клятву Крови. Члены клана щедро раздают привилегии и полномочия, в том числе и представителям других кланов.

Часто Вентру становятся покровителями для младших членов клана, что позволяет им лишний раз проявить свое влияние. Они делают друг другу роскошные подарки и всегда готовы предложить помощь. Частично это связано с желанием продемонстрировать власть и щедрость, но при этом такая практика способствует укреплению клана.

Задачи

Вентру продолжают участвовать в борьбе за власть, надеясь хотя бы частично подчинить себе сообщество Каинитов. Часто им в этом мешают конкуренты, в особенности - Ласомбра. К тому другие кланы упрямо противятся власти Вентру в любом ее проявлении, в особенности Бруджа, которые свели на нет влияние клана Вентру в Испании.

Можно предположить, что Вентру ожидает славное будущее. Их власть в Англии и Франции становится все сильней, а недавняя угроза со стороны Тремер породила между кланами хоть какое-то подобие взаимопонимания. Если повезет, этот конфликт объединит вампиров, и Вентру станут теми, кто поведет вампиров в новое столетие.

Каитиффы

В Европе мало Каитиффов, впрочем, как и во всем остальном мире. Кровь Каина по-прежнему сильна в его потомках, поэтому в вампирах проявляются все клановые привязанности и недостатки. Но князья практически не в силах помешать своим подданным творить новых вампиров. В результате появляются Каиниты тринадцатого (а то и четырнадцатого) поколения со слабой, «жидкой» кровью. Порою беспечные (или плодящие потомство в больших количествах) сиры не проявляют должного усердия при воспитании и обучении отпрысков, и тогда новообращенные вампиры могут вообще ничего не знать о своем клане.

Старейшины часто пытаются ввести таких новообращенных в клан (в конце концов, их можно использовать в своих планах), но им не всегда удается добиться подчинения от Каитиффов. Многие кланы просто ничего не делают для того, чтобы присоединить к себе Каитиффов.

В таких случаях молодой вампир не участвует в жизни клана, его потомки и потомки его потомков не ощущают никакой связи с кланом своего прародителя и становятся настоящими Каитиффами.

1 — bete noire (фр.) пугало, жупел, предмет особой ненависти.

2 — Дословно «под розой» (лат.) – закулисные, кулуарные.

3 — Персонаж английской средневековой «Истории хитрого плута Лиса Рейнарда» и французского «Романа о Лисе». Отличается умом и коварством.

4 — Иезекииль (ивр. Господь укрепит) — один из «великих пророков», родился в Иудее около 622 года до н. э. и был священником. С первым караваном пленных в 597 году до н. э. Иезекииль был уведен в Вавилонию. Здесь, у реки Ховар, пророку были явлены от Бога несколько видений, с которых началось его пророческое служение.

5 — Амос (ивр. бремя) — библейский пророк, пастух, родился под Вифлеемом. Пророчествовал в соседнем с Иудеей Израильском царстве. Стяжал славу на пути проповедования евреям веры в единого бога, отказа от идолопоклонничества ввиду особой ответственности перед Господом по сравнению с другими, «не избранными» народами.

6 — древний город в центральной части северного Крита, один из центров эгейской культуры.

7 — (фр.) кастовый дух, дух единства.

 

Вернуться к оглавлению книги «Вампиры: Темные Века»

Вход на сайт