Истинная Черная Рука

История

Истинная Черная Рука существует в основном как незримый призрак, ужасное чудовище, которым пугают непослушных Чад, укладывающихся спать в свои гробики. Большинство вампиров верит, что Истинная Черная Рука — это только миф, и что они никогда не столкнутся ни с одним из этих безумных воинов тени. Они считают, что если не соваться в дела Шабаша, Истинной Черной Руке тоже не будет до них никакого дела.

Корни Черной Руки уходят в далекое прошлое, она куда старше, чем Шабаш, Камарилья, общество Люпинов или королевства Фей, это почти самая древняя организация в мире. Когда Мумии ходили по земле и еще только открывали тайны бессмертия и воскресения, уже буйно цвели первые ростки культа Смерти, именуемого Тал’махе’Ра (Tal’mahe’Ra). В течение бесчисленных столетий, Тал изучали смерть и жизнь после смерти, обращаясь за помощью к магам Эвтанатос и духам Бездны. Произошло много не совсем понятного, и о Тал ничего не было известно до тех пор, пока они не объединились с магами Эвтанатос и чародеями Мира Призраков, чтобы совместно исследовать области Глубокой Тени (490 до н.э.). В 489 году до н.э. во время своей последней экспедиции Старец Цимисхи Анделеон обнаружил любопытное существо, которое заразило его странной болезнью. Впоследствии среди многих сокровищ, которые Тал принесли с собой из миров Глубокой Тени, Анделеон обнаружил в себе странную силу, которую он назвал Изменчивостью. На протяжении нескольких лет считалось, что Анделеон обрел редкий дар, и он передавал его другим при помощи обучения и своему потомству — через Узы Крови. Только после того, как Тауматурги выяснили, что причина Дисциплины Изменчивости — ужасное создание из тех, кого называют Пожирателями Душ (это всего лишь гипотеза — прим. редакции), Тал поняли, что попали в беду. Анделеон и его потомство были выслежены и убиты, во время, наверное, первой в истории Кровавой Охоты. Выжил ли сам Анделеон, все еще остается тайной. В течение столетий Тал скрывали секрет Изменчивости, и Старому клану Цимисхи вменялось в обязанность очистить мир от заразы. Борьба против того, чтобы злобные Пожиратели Душ овладели как людьми, так и Собратьями, стала основной тайной задачей для Тал Истинной Черной Руки. Рука использует свою власть и своих ставленников для того, чтобы убивать тех, кто обладает Дисциплиной Изменчивость или одержим Пожирателем Душ. Некоторые из наиболее богатых членов секты были спасены при помощи сложного ритуала, но 99% были уничтожены (как известно, лучше перестраховаться, чем потом жалеть). Это — то, чем на самом деле занимается Истинная Черная Рука. Все остальное — только прикрытие необходимое, чтобы сохранять контроль и власть над Камарильей, Шабашом и другими членами Братства.

В течение самого мрачного периода Великого Мятежа отсутпников (1420 год н.э.) Тал’махе’Ра присоединились к Шабашу и стали известны, как Manus Nigrum. Они обрушили все силы ада на головы врагов Шабаша, и были главной причиной того, что Шабаш добился заключения Соглашения Шипов в 1493 году. Именно во время заключения Соглашения Manus Nigrum стали известны как Черная Рука, и отступили из центра внимания в тайну. Истинная Черная Рука начала отзывать своих членов, многие из которых состояли раньше в Камарилье и других сектах, и распространять свое влияние с преимущественно Европы на Африку, обе Америки, Восток и другие области. Члены Руки присоединились к остальным, жившим в городе Енохе, который является зеркалом первого или второго Города Каина; или иначе — реальным городом, который Каин или его потомки умудрились каким-то образом переместить в Нижние Миры. Город Енох находится в Землях Тени, где обитают Призраки. Рука отправила туда многих своих старых членов для того, чтобы они там учились и набирали силы до тех пор, пока Патриархам не понадобится вновь их присутствие в мире. Истинная Черная Рука создала Ложную Руку, в которую входят члены Черной Руки Шабаша, чтобы использовать ее, как инструмент для воплощения воли Истинной Руки. На создание Ложной Руки потребовалось примерно сто лет (оно было завершено около 1520 года). Процесс набора новых членов, которые были бы верны Руке и не задавали бы лишних вопросов, отнял у предводителей Истинной Руки еще несколько лет.

Настоящее

В настоящее время Черная Рука Шабаша насчитывает примерно 300 членов. Большинство (240) понятия не имеет о том, на кого собственно они работают и почему делают то, что делают. Никто не задает лишних вопросов, ибо членство в Черной Руке в первую очередь означает повиновение. Остальная часть Руки Шабаша (около 60) состоит фактически из членов Истинной Руки и следит за тем, чтобы Ложная Рука работала быстро и эффективно. Это главным образом Доминионы и Серафимы (высшее руководство Руки Шабаша) и многие из их вербуют членов Руки Шабаша, с целью поставить несколько избранных новых членов Истинной Руке, если те станут достаточно могущественными и займут затем достаточно высокое положение.

Последние события

В соответствие с Vampire Storytellers Handbook, Revised Ed. (стр. 161) чёрная рука распалась во время «Недели кошмаров», в июле 1999 года. Таким образом, с этого момента существует только одна организация, называемая Черной Рукой.

Перевод — Игорь Комлев, Steve, Zulin, Melamory, Chi, Ephraim von Liechtenstein, Кирилл, Даннер, Scandy, Duke Lion, Элдан.

Тремер (Tremere)

 

Замкнутые вампиры из клана Тремер вызывают страх, благоговение, недоверие, их осыпают бранью, но игнорировать их не получается. Те, кто слышал о делах Тремер, обычно относятся к клану с подозрением, и тому есть причина: свое прозвище Колдуны получили не зря. Благодаря собственным талантам они овладели особой разновидностью вампирского чародейства, дополнив его ритуалами и заклинаниями и сделав его таким же могущественным — если не в большей степени, — как и остальные возможности Крови. Эти способности, в сочетании с жесткой иерархией клана и присущей многим его членам затаенной амбициозностью, вселяют беспокойство во всех тех, кто знает, на что способны Тремер. Большая часть клана состоит в Камарилье.

Согласно некоторым записям Сородичей, клан Тремер возник относительно недавно, по крайней мере, с точки зрения бессмертных. Легенда гласит, что в период, известный как Темные века, группа европейских волшебников провела над спящим телом Патриарха великий ритуал, силой вырвав для себя дар вампиризма. Вскоре после этого началась война — новорожденный клан обнаружил, что его со всех сторон окружают разъяренные Сородичи. Но Тремер не были бы собой, не умей они выживать. Утратив человеческую магию, они сумели изменить свои ритуалы и заклятия так, чтобы можно было использовать энергию витэ. Эти магические таланты, сейчас известные как Дисциплина Тауматургии, позволили Тремер сохранить свое место среди Сородичей.

Колдуны охотно ведут политические игры и впутываются в интриги своих новообретенных собратьев. Но все их действия несут на себя слабый отпечаток паранойи, потому что Тремер знают, что старейшины по меньшей мере трех кланов затаили на них злобу, которой пока что не могут дать выхода. Поэтому Тремер всячески стараются привлечь к себе всех возможных союзников и одновременно совершенствуются в магическом искусстве. Только так они смогут выжить. В результате потомки клана Тремер считаются самыми энергичными и знающими из всех Каинитов; мало кому удается перейти дорогу этим неупокоенным чародеям и остаться при этом невредимым.

Тремер — вампиры Старого Света, но они пересекли континенты, чтобы повсюду основать свои укрепления. Штаб-квартира клана находится в Вене, где старейшины Тремер собираются на советы и обсуждают дальнейшее развитие клана. Но во многих крупных городах мира есть «капеллы» Тремер — хорошо защищенные строения, которые одновременно выполняют функции университетов, монастырей и цитаделей. Там Колдуны встречаются для обмена информацией и изучения вампирского чародейства, подальше от внимания своих соперников.


Прозвище: Колдуны

Секта: Тремер с большой охотой присоединились к зарождающейся Камарилье и быстро стали ее незаменимыми членами. На самом деле Тремер — один из столпов секты. Их заинтересованность в сильной Камарилье вполне объяснима: когда во врагах числятся ненавистные Цимисхи, натравливающие своих подручных из Шабаша на всех Тремер, какие только попадают в их поле зрения, Колдунам не обойтись без союзников. Магический талант, который они могут предложить взамен, обеспечивает им требуемую поддержку со стороны Камарильи. Под защитой Камарильи Тремер могут предаться изучению тайн, которые так манят их.

Внешность: Чародеи-Тремер обычно выглядят внушительно или зловеще. Некоторые из них предпочитают классические костюмы, другие склоняются к более старомодному стилю, облачаясь в костюмы по моде 1940-х годов, эдвардианские наряды или простые черные свитера с высоким воротом, популярные в эпоху битников. Многие из них носят талисманы и амулеты, исписанные каббалистическими или иными магическими символами, словно указывая на свои познания. Хотя Колдуны могут иметь самую разную внешность — от безукоризненной до эксцентрично-взъерошенной, — глаза вампиров-магов всегда светятся тайными прозрениями и пугающей проницательностью.

Убежище: Хотя Колдуны могут обустраивать отдельные убежища (обычно дополненные обширной библиотекой), в каждом городе, где обитает значительное число Тремер, есть капелла. Доступ в капеллу открыт всем, принадлежащим к роду Тремер, и безусловно запрещен всем остальным. Колдуны известны своими хорошо охраняемыми убежищами, почти все из которых оснащены магической защитой, преодолеть которую не всегда способны даже другие члены клана.

Происхождение: Многие Тремер при жизни изучали оккультизм или другие науки. Но увлечения неизведанным едва ли достаточно для привлечения внимания Колдуна; члены клана ищут себе «послушников» с напористыми характерами и ясным мышлением и не проявляют Интереса к бестолковым приверженцам Нью-Эйджа или одураченным сторонникам теории заговора. Клан Тремер негласно поддерживает традицию отбора по полу, и практически все его старейшины — мужчины. Однако служители-Тремер в последнее время стали придерживаться более широких взглядов, и теперь клан привлекает упорных и в должной мере амбициозных помощников обоего пола.

Клановые Дисциплины: Прорицание, Доминирование, Тауматургия.

Слабости: По законам клана, все новообращенные Тремер в ходе своего создания должны выпить крови всех семи старейшин клана. Таким образом, все Тремер делают первый шаг к узам крови со своими старейшинами, а потому обычно хранят преданность клану — иначе эта преданность будет навязана им силой. К тому же, подобный порядок приводит к тому, что Тремер с трудом сопротивляются воле своих старейшин; сложность любых попыток Доминирования со стороны старших членов клана уменьшается на единицу.

Организация: Других кланов с такой устойчивой внутренней структурой нет. Ни один из кланов не связывает своих новичков настолько сильно. И ни один клан при достижении своих целей не действует столь единодушно, как Тремер. Хотя младшие члены клана могут более-менее свободно заниматься своими делами, иногда они получают от своих старших собратьев указания, игнорировать которые они не могут. Паранойя заставляет клан поддерживать постоянную готовность и стремиться к единству.

Разумеется, Тремер поощряют индивидуальные достижения в пределах группы, считая, что так проявляется дарвинистский подход, позволяющий усилить клан. Похвальное клановое единство, заставляющее держаться рядом амбициозных, могущественных молодых вампиров, вполне объясняет, почему у Колдунов немало завистников и откровенных врагов среди Собратьев.

Пирамидальная иерархия Тремер насчитывает несколько рангов, каждый из которых разделен на семь мистических «кругов», которыми претендент, желающий повысить свой ранг (а к этому стремятся практически все Тремер), должен овладеть. Низший ранг, т. е. ранг послушника, присваивается новообращенным. Над послушниками стоят регенты, каждый из которых является хозяином капеллы; затем следуют властители, в подчинении у которых находится несколько капелл. Сорок девять Тремер носят звание понтифика, и каждый из них облечен большой ответственностью. На самой вершите пирамиды расположен Внутренний Совет Семи, отдельные члены которого управляют целыми континентами и, по слухам, поддерживают непрерывную мысленную связь с остальными.

Линии крови: Строгая организация Тремер, а также требование безусловного подчинения старейшинам оставляют мало свободы. До нынешних ночей не дожило ни одно из ответвлений клана. Небольшая группа мятежных Тремер нашла приют у Шабаша, но недавние события положили конец и этой горстке отщепенцев.

Цитата: Мы — больше, чем вампиры. Мы — следующая ступень в эволюции Каинитов. Мы будем направлять остальных, если они позволят нам, или останемся одни, если потребуется. Но мы выживем.

История: клан Тремер в Средневековье.

Носферату (Nosferatu)

Детей Каина называют проклятыми, и никто из вампиров не подходит под это определение лучше, чем несчастные создания из клана Носферату. Другие вампиры по-прежнему сохраняют схожесть с людьми и могут существовать в человеческом сообществе, но тела Носферату под воздействием проклятия меняются и приобретают уродливые черты. Остальные Сородичи с содроганием говорят о метке, которую Каин наложил на весь клан из-за злодеяний их Патриарха. По этой причине Носферату вынуждены терпеть презрение и гонения со стороны других детей Каина, которые считают их отвратительными и без крайней необходимости не вступают с ними в общение.

После Становления новообращенный Носферату переживает мучительную трансформацию, постепенно, в течение нескольких недель, превращаясь из человека в отвратительное чудовище. Ужас от физических изменений часто приводит к психологическим травмам. Носферату, лишенные возможности жить среди людей, вынуждены таиться в канализации и катакомбах.

Для Становления Носферату часто выбирают физически или морально изуродованных людей, считая, что проклятие вампиризма может стать для этих людей спасением. Как ни странно, но в этом убеждении есть своя доля истины. Многие Носферату отличаются удивительной уравновешенностью и практичностью и избегают страстей, порывов и бурных эмоций, свойственных их более привлекательным собратьям. Нельзя сказать, что это делает Канализационных Крыс более приятными в общении; на самом деле некоторые Носферату начинают получать удовольствие от ужаса и потрясения, которые их внешность вызывает у окружающих.

Носферату способны выжить практически в любых условиях. Мало кто из горожан, будь то вампиры или смертные, знают темные закоулки города так хорошо, как Носферату. К тому же Носферату в совершенстве овладели искусством маскировки и шпионажа; они всегда в курсе последних новостей и событий, не ради удовольствия, но ради выживания. Непревзойденные поставщики информации, они могут потребовать за свои знания высокую цену. Пользуясь Дисциплиной Затемнения, Носферату тайно подслушивают чужие разговоры или присутствуют на «секретных» встречах. Если Сородич желает побольше узнать о событиях и жителях города, он может обратиться к Носферату.

Наконец, тысячелетия унижений и общее для клана уродство выковали сильные узы между этими чудовищами. Носферату избегают дрязг и раздоров, привычных для остальных кланов, и предпочитают действовать сообща. Они обращаются друг с другом с щепетильной вежливостью и свободно обмениваются информацией внутри клана. Причинить неприятности одному Носферату значит причинить неприятности им всем, и результат этого может быть крайне неприятным...


Прозвище: Канализационные Крысы

Секта: Как ни странно, но клан в целом входит в Камарилью, несмотря на очевидные трудности с поддержанием Маскарада. Может быть, они ценят безопасность, которую им обеспечивает Камарилья; может быть, хотят, чтобы остальные кланы оставались в поле их зрения. Но все же некоторая часть Носферату поддерживает Шабаш или считает себя отшельниками (не принадлежащими ни к одной из сторон).

Внешность: Нет двух Носферату, которые выглядели бы одинаково, но все они отвратительны на вид. Приоткрытые клыкастые пасти, пятна на коже, опухоли, дырки вместо носа, уши, как у летучих мышей, лысые головы со скошенными лбами, искривленные позвоночники, когти, сморщенная шкура, гнойные язвы и перепонки между пальцами — вот лишь небольшой перечень уродств, встречающихся у Носферату. Жизнь в канализации и склепах обычно приводит к тому, что пахнут Носферату ничуть не лучше, чем выглядят.

Убежище: Уродство вынуждает Носферату искать себе убежища подальше от взоров смертных: на кладбищах, в заброшенных складах и подвалах. В крупных городах целые выводки Носферату обитают в канализации и тоннелях метро. Эти «владения», особенно старые, часто бывают куда более обширными, чем себе могут представить люди или Сородичи, — подземные лабиринты тянутся глубоко во тьму и охраняются уродливыми гулями. Даже князья с осторожностью относятся к владениям Носферату.

Происхождение: Носферату выбирают себе потомков из социальных низов — отщепенцев, психически больных и безнадежно асоциальных людей. Иногда мстительный Носферату может дать Становление красивому, тщеславному человеку, а затем радостно наблюдать на переменами, происходящими под воздействием проклятия.

Клановые Дисциплины: Анимализм, Затемнение, Могущество.

Слабости: Как уже говорилось выше, Носферату отличаются совершенно безобразной внешностью. У всех Носферату значение Внешности равно нулю — автоматически начисляемая при создании персонажа единица перечеркивается прямо в листе персонажа. Значение Внешности нельзя улучшить за счет баллов опыта. Большинство социальных действий, основанных на первом впечатлении, за исключением запугивания и тому подобных, автоматически считаются неудачными.

Организация: Хотя у Носферату нет четких уложений, свойственных таким кланам, как Тремер или Вентру, их уродство стало причиной невероятного единства внутри клана. Избегаемые и презираемые другими существами, Носферату держатся вместе, в равной степени по необходимости и из желания избежать одиночества.

Линии крови: Как и многих других кланов, среди Носферату есть отступники, ушедшие в Шабаш, но эта ветвь не сильно отличается от основной части клана, причем отличия в основном касаются идеологии. Потомки некоторых сиров иногда несут на себе печать одинаковых уродств, но мало кто из них сильно выделяется на фоне остальных.

Цитата: Иди сюда, малыш, как насчет поцелуя? (влажный свистящий кашель) Что такое? Большой страшный трахарь испугался? Не нравится быть жертвой, э? Ну, привыкай давай, потому что ты еще и половины не видел.

История: клан Носферату в Средневековье.

Малкавианы (Malkavian)

 

Даже остальные Проклятые боятся Малкавианов. Грязная кровь клана затемнила им разум, и в результате все Малкавианы мира — неизлечимые безумцы. Хуже того, безумие Малкавиана может принять практически любую форму, от всепоглощающего стремления к убийствам до почти полной кататонии. Во многих случаях невозможно отличить Малкавиана от представителей других, «разумных» кланов. Те немногие, чьи психозы сразу бросаются в глаза, считаются одними из самых страшных вампиров, встречающихся на улице.

С самых давних пор, какие только могут припомнить старейшие из Каинитов, само появление Малкавианов будоражило сообщество Сородичей. Хотя клан не провоцировал крупных войн и не свергал человеческие правительства (по крайней мере, остальным вампирам об этом ничего не известно), одно присутствие Малкавиана вызывает в городе небольшие изменения. Хаос крадется за Безумцами по пятам, и те, кто завязывает общение даже с самым благожелательным из Малкавианов, обнаруживают, что их жизнь — или не-жизнь — изменилась под воздействием безумия этих Каинитов.

Недавно Малкавианы разыграли самую лучшую свою «шутку». Неизвестно, где именно ее провернули: на одном из великих Парламентов Малкавианов где-нибудь в отдаленной европейкой деревушке или на унылом заброшенном пустыре вдали от городов. Порою говорят об эпидемии заразного безумия, охватившей тех, в ком текла кровь Малкава. Как бы то ни было, Малкавианы по всему миру начали проявлять новую, опасную грань своего безумия, что сопровождалось странными событиями во всех городах, где проживают Сородичи. Если верить давнему хвастовству Малкавианов, то Джихад — это шутка, задуманная основателем их клана; некоторые Сородичи задаются вопросом, а не разыгрывали ли их Малкавианы на протяжении всего времени.

Нельзя сказать, что именно делает Безумцев такими опасными. Разумеется, их безумие иногда освобождает их от страха перед болью или Окончательной смертью. Многие из них проявляют пугающие устремления или полное отсутствие эмоций, в том числе и сострадания. Но, скорее всего, дело в том, что Малкавианы свободны от уз рациональности и могут делать все, что им заблагорассудится, к тому же эта свобода сопровождается невероятной проницательностью и странной мудростью, недоступной существам здравомыслящим. Эти вампиры наделены темным разумом, который часто (и в последнее время все чаще) бывает направлен на достижение пугающих целей.

 


 

Прозвище: Безумцы

Секта: Клан Малкавианов добился... взаимопонимания... с Камарильей. В меньшем количестве Малкавианы представлены в Шабаше, где их ненормальности вызывают страх даже у их товарищей по стае. Но, когда доходит до дела, может оказаться так, что их верность не совпадает с границами сект. Когда придет Геенна, никто не скажет, на чью сторону встанут Малкавианы.

Внешность: Малкавианы могут быть самыми разными — от очевидных психопатов до внешне нормальных существ, иногда совмещая обе крайности. Как и серийные убийцы, они могут выглядеть как угодно: бормочущий что-то себе под нос грязный бомж, милый, но слишком тихий сосед, музыкант на грани самоубийства. Эти вампиры отличаются хитростью и редко демонстрируют лицо, отличающееся от того, которое они хотят показать окружающим.

Убежище: В выборе убежищ Безумцы, как правило, следуют собственным вкусам, но немалая их часть предпочитает старые больницы и плохо финансируемые психлечебницы. Кажется, им нравится соседство отчаявшихся смертных, поэтому они предпочитают трущобы и приюты более спокойным убежищам.

Происхождение: Малкавианы выбирают себе потомков практически из любого слоя общества и по самым разным причинам. Они могут выбрать любого человека, который затем будет помогать им в достижении их загадочных целей, хотя большинство Безумцев предпочитают давать Становление тем, кто близок к безумию (или уже охвачен им). Большинство других вампиров считают, что Малкавианы дают становление из прихоти; но при этом все Безумцы смутно осознают, что ими руководит некое непонятное «предназначение», истинный смысл которого недоступен никому, даже их сирам.

Клановые Дисциплины: Прорицание, Помешательство, Затемнение.

Слабости: Все до последнего вампиры с кровью Малкава страдают неизлечимым безумием в той или иной форме. Некоторые объясняют это проклятием крови, другие Безумцы считают это своеобразным благословением, даром прозрения. 

Организация: Организация Малкавианов, если таковая вообще существует, не поддается описанию. Большинство из них просто позволяет своим собратьям из ночи в ночи делать все, что угодно. Но в трудные времена Малкавианы демонстрируют необычайную способность к совместным действиям, даже без какого-нибудь руководства, а иногда и без какой-нибудь заметной связи. Как один, они выходят из своих уединенных прибежищ; как один, они начинают решать возникшую задачу. А после того, как задача будет решена, они возвращаются к своим обычным занятиям. Если клан Малкавианов в полном составе и замешан в каких-нибудь интригах, окружающим их замыслы непонятны, — что, возможно, только к лучшему.

Линии крови: До того, как Дисциплина Помешательство, подобно заразе, распространилась по клану (примерно в 1997 году), многие Малкавианы реализовывали свои таланты по воздействию на разум через Дисциплину Доминирования. Лишь некоторым Малкавианам удалось избежать повторной волны безумия, захлестнувшей клан, и они до сих пор владеют Доминированием вместо Помешательства. Остальная часть клана не уделяет этим побочным ветвям особого внимания; на самом деле подавляющее большинство Малкавианов вообще не видит разницы между этой линией крови и остальным кланом.

Цитата: Смейся, если хочешь. Не важно. Считай, что ты намного умнее жалкого невзрачного безумца. Не важно. Но подумай вот о чем: ты такой же мертвец, как и я. Ты умер и возродился... таким. В чем же разница между тобой и мной? Все просто: я помню, что я видел, когда был полностью и воистину мертв. Ты бы тоже сошел с ума.

История: клан Малкавиан в Средневековье.

 

Тореадор (Toreador)

Тореадоров называют по-разному: «вырожденцы», «художники», «позеры», «гедонисты» — вот лишь некоторые из их прозвищ. Но подобные размытые характеристики оказывают клану плохую услугу. Любой Тореадор, в зависимости от характера и настроения, может быть элегантным и расфуфыренным, умным и нелепым, мечтательным или распущенным. Возможно, единственное качество, которое можно приписать всему клану в целом, — это их доходящее до фанатизма эстетство. Что бы Тореадор ни делал, он делает это со страстью. Кем бы Тореадор ни был, страсть всегда живет в нем.

По мнению Тореадоров, вечной жизнью надлежит наслаждаться. При жизни многие тореадоры были художниками, музыкантами или поэтами, еще большее их число бесплотно потратило столетия на смехотворные попытки проявить себя в живописи, музыке или поэзии. Тореадоры кичливо заявляют, что они культивируют все лучшее в человечестве. Иногда особенно одаренный или вдохновенный творец получает Становление от члена клана, что позволяет сохранить его талант для вечности. Таким образом клан включил в свои ряды некоторых из величайших человеческих поэтов, художников и музыкантов; само собой, стоит упомянуть и еще одну особенность Тореадоров: они никак не могут согласовать между собой, что же значит «одаренный» или «вдохновенный».

Из всех вампирских кланов Тореадоры сохранили наиболее тесную связь с людьми. Если другие вампиры смотрят на стадо как на шахматные фигуры или, в крайнем случае, на источник пищи, то Тореадоры легко и непринужденно вращаются среди Каналий, вкушая удовольствия каждой эпохи, как гурманы смакуют редкостные деликатесы. Из всех Сородичей Тореадоры охотнее всего влюбляются в смертных, они окружают себя самыми лучшими, самими элегантными и самыми роскошными вещами — и людьми — из всех, что может предложить этот мир. И поэтому Тореадор, поддавшийся скуке и отказавшийся от эстетических устремлений ради бессмысленного гедонизма, поистине трагичен. Такие Сородичи превращаются в декадентствующих сибаритов, озабоченных только удовлетворением своих капризов и прихотей.

Тореадоры хранят верность Камарилье и разделяют любовь Вентру к высшему обществу, хотя управленческая рутина их не привлекает — в конце концов, для этого и нужны управленцы. Тореадоры знают, что их задача — пленять и вдохновлять остроумными беседами, изящными поступками и самим своим искрометным существованием.


Прозвище: Вырожденцы

Секта: Большинство Тореадоров входят в Камарилью, так как только эта могущественная организация содействует «культуре» и позволяет Тореадорам жить среди смертных, к которым те благоволят. Те, кто присоединились к Шабашу, предпочитают сомнительные «художественные» забавы, например, пытки и живопись кровью, или же становятся во главе самых упадочнических движений андеграунда.

Внешность: Тореадоры дают Становление как под влиянием страсти, так и по другим причинам; соответственно, многие Тореадоры отличаются исключительной красотой. Из всех Сородичей Тореадоры внимательней всех отслеживают модные течения, и проживший несколько веков Вырожденец может выглядеть более стильно, чем 30-летний человек. Каждое новомодное веяние имеет шанс быть воспринятым хотя бы одним из Тореадоров.

Убежище: Тореадоры стремятся к тому, чтобы их убежища были удобными, подходили для проведения встреч и — что важнее всего — соответствовали их эстетическим вкусам. Вампиры, проявляющие склонность к живописи, могут владеть просторными мансардами, где будут выставляться их работы, в то время как их более общительные собратья предпочитают прекрасно обставленные апартаменты, подходящие для проведения вечеринок.

Происхождение: У Тореадоров довольно широкий выбор концепций, от одинокого измученного художника до распущенного «светского льва». Некоторые Тореадоры получили Становление только из-за своей красоты или присущего им стиля, так как охваченный страстью сир решил, что их обязательно надо сохранить для вечности.

Клановые Дисциплины: Прорицание, Стремительность, Присутствие.

Слабости: Тореадоры обладают сверхъестественной чувствительностью к эстетике и красоте, но иногда такая восприимчивость оказывается опасной. Когда Тореадор видит, слышит или вдыхает нечто поистине прекрасное — человека, картину, песню, особенно красивый восход солнца, — он должен выполнить бросок на Самоконтроль (сложность 6), иначе он впадает в транс от восхищения. Тореадор застывает в восхищении на одну сцену или до тех пор, пока завороживший его предмет не исчезнет. Восхищенный Тореадор не может даже защитить себя от нападения, хотя полученные ранения позволяют ему выполнить еще один бросок на самоконтроль, чтобы «развеять чары».

Организация: Организация Тореадоров не имеет особого практического значения, хотя их потребность в обществе и социальные связи вошли в легенды. Клан часто организует встречи, но в основном как повод для разгульных вечеринок и представлений, чем для решения каких-либо задач. Статус среди Тореадоров подобен водовороту, когда одна легкая улыбка или остроумный критический отзыв может вознести на самый верх или обрушить на землю; талантом могут восхищаться, но стоит ему совершить едва заметный промах, как его подвергнут всеобщему презрению.

Линии крови: Тореадоры предают немалое значение родословным; вампир, которому посчастливилось произойти от пользующегося известностью сира, будет окружен всеобщим восхищением (по крайней мере, внешне), а потомок сира «из отбросов» столкнется с унижениями. Мало какие из этих линий крови заметно отличаются от основной части клана. Отступники из Шабаша являются очевидным исключением, так как они в равной мере способны наслаждаться зрелищем необыкновенной красоты и поразительного уродства.

Цитата: О да, разве она не совершенна? Да, она — моя последняя находка, это маленькое прелестное создание, я — ее муза. Подумать только! А что касается — ах, да, Томаса? Ну, мне сложно сказать — в конце концов, он получил свои пятнадцать минут славы, но все это не могло продлиться долго и стало так меня утомлять, что мне пришлось сказать ему adieu. Покончил с собой? Правда? Глупый мальчишка — тогда он должен сказать мне спасибо за то, что его не обратили. Иначе все осложнилось бы до крайности...

История: клан Тореадоров в Средневековье.

Гангрел (Gangrel)

 

Из всех вампиров Гангрелы, возможно, сохранили наибольшую близость к своей внутренней природе. Эти одинокие бродяги отвергают все ограничения, накладываемые обществом, выбирая для себя радости дикой природы. Неизвестно, как им удается избежать гнева оборотней; возможно, это как-то связно с тем, что и сами Гангрел могут изменять форму. Когда смертные говорят о вампирах, превращаются в волков или летучих мышей, они, скорее всего, подразумевают Гангрел.

Как и Бруха, Гангрелы — отличные воины, но, в отличие от Бруха, их ярость в бою вызвана не бунтарским гневом, а первобытными инстинктами. Они — одни из самых хищных Сородичей и охотно отдаются всем диким радостям охоты. Гангрел хорошо понимают живущего в них Зверя и предпочитают проводить ночи в компании животных, на которых они так похожи. На самом деле Гангрел настолько хорошо чувствуют своего Зверя, что после впадения безумие у них проявляются те или иные черты животных.

Клан практически не поддерживает связи с другими Сородичами и не проявляет к ним интереса. Возможно, это связано с желанием избежать ловушек Джихада, но, скорее всего, такое отношение является следствием полного равнодушия. Разумеется, Гангрел часто считают спокойными, неразговорчивыми и замкнутыми. Хотя в этом стереотипе не больше истины, чем во всех остальных, клан в целом не склонен к показухе, свойственной Тореадорам или Вентру.

Гангрел тесно связаны с рома, или цыганами, у которых они позаимствовали немало речевых оборотов и привычек. Ходят слухи, что цыгане на самом деле произошли от патриарха, который некогда основал клан Гангрел. Поэтому на Сородича, обидевшего или обратившего цыгана, обрушится гнев Древнего. Разумеется, вампиры клана Равнос не обращают внимания на этот глупый запрет, поэтому кланы Равнос и Гангрел уже на протяжении многих веков находятся в состоянии вражды.



Прозвище: Дикари

Секта: Номинально клан состоит в Камарилье (прим. переводчика: и уже вышел из неё в 1999 году), хотя и среди членов Шабаша можно найти немало Гангрел. Большая часть Гангрел мало беспокоится о своей принадлежности к той или иной секте, а на последних собраниях клана немало говорилось об отделении от Камарильи.

Внешность: Суровые условия существования и пренебрежение модой приводят к тому, что Гангрел часто выглядят дико и неухожено. Добавьте к этому черты животных, часто встречающихся у членов клана, и получится, что у многих Гангрел откровенно устрашающая внешность. Некоторые Сородичи и смертные находят, что у Гангрел особая, дикая красота, но такое отношение может привести к опасному непониманию истинных намерений вампира.

Убежище: у Гангрел часто нет постоянного убежища, они спят везде, где смогут найти укрытие от солнца. Гангрел, хорошо владеющей дисциплиной Превращение (Protean), может спать в земле, ночуя в парках и прочих местах с естественным ландшафтом. Хотя многие Гангрел предпочитают жить в дикой местности и переходить с места на место, они так же уязвимы к нападениям оборотней, как и остальные вампиры, поэтому часто им приходится оставаться в пределах города.

Происхождение: Гангрелы могут дать Становление по многим причинам, как и большинство Сородичей, но они не склонны легко и часто передавать Проклятие. Обобщая, можно сказать, что Гангрелы предпочитают обращать одиночек, обладающих достаточной моральной и физической силой для того, чтобы пережить Изменение. Обучение у сира, достаточно краткое, обычно бывает жестоким и грубым; большинству Гангрел приходится самостоятельно изучать все превратности жизни после смерти.

Клановые Дисциплины: Анимализм, Стойкость, Превращение.

Слабости: Гангрел очень близки к своему внутреннему Зверю, когда же они полностью поддаются ему, на их телах остаются отметины. Каждый раз, когда Гангрел впадает в бешенство, он приобретает тот или иной внешний признак животного. Признак выбирается мастером и игроком; это могут быть уши с кисточками, шкура, хвост, кошачьи глаза, рычащий голос, клыки, даже чешуя или перья. Получения каждых пяти таких признаков навсегда снижает один из Социальных Атрибутов на единицу.

Организация: У Гангрел нет достойной упоминания организации. Вампиры, прожившие много лет или совершившие славные деяния, часто пользуются уважением, хотя нельзя сказать, что молодежь раболепствует перед ними. Порою Дикари проводят встречи, так называемые Сборища; на этих празднествах вампиры танцуют, пируют и рассказывают о своих странствиях. Споры между Гангрелами часто решаются ритуальным боем до первой крови или признания поражения; эти схватки, какими бы жестокими они ни были, редко приводят к Окончательной смерти проигравшего. Обычно Гангрелы охотятся в одиночку, хотя изредка два-три вампира могут объединиться в отряд (обычно называемый «стаей» или «сворой»).

Линии крови: в Шабаше существует две линии крови: Сельские Ганрелы (во многом похожие на основную ветвь клана) и Городские Гангрелы (их Дисциплины — Стремительность, Затемнение и Превращение). Обе линии крови встречаются только в Шабаше.

Цитата: Ты даровал мне достойную охоту, смертный. Но погоня подошла к концу.

История: клан Гангрел в Средневековье.

Вход на сайт