Безопасный секс с вампиром. Инструкция от центра планирования семьи.

Эдвард и БэллаДа, дорогие читатели, вы правильно прочитали заголовок! Американский центр планирования семьи (Planned Parenthood) недавно разослал уведомление о том как заниматься безопасным сексом с вампирами. Ха-ха! Несомненно, что идея возникла под воздействием Хэллоуина, а также под влиянием центра по контролю заболеваний (CDC). Несколько месяцев назад CDC запустила зомби-рекламу, чтобы рассказать людям о профилактике заболеваний. Они написали шутливую статью с инструкцией для граждан, как обезопасить себя в случае зомби-апокалипсиса. Интернет-сообщество было в восторге! Поэтому неудивительно, что в центре планирования семьи сделали подобное о сексе с вампирами. Ну кто же не любит сексуальных вампиров?

Проспер Мериме "О вампиризме"

В Иллирии, в Польше, в Венгрии, в Турции и в некоторых частях Германии вам бросили бы упрек в безверии и безнравственности, если бы вы стали публично отрицать существование вампиров.

Вампиром (по-иллирийски - вукодлак) называется мертвец, выходящий, обычно по ночам, из своей могилы, чтобы мучить живых. Часто он высасывает кровь из шеи, а иногда сжимает горло и душит до полусмерти. Те, кто погибает жертвой вампира, сами становятся после смерти вампирами. По-видимому, вампиры совершенно теряют всякое чувство привязанности к близким людям, ибо установлено, что они гораздо чаще мучат своих друзей и родственников, чем посторонних.

Некоторые полагают, что человека делает вампиром божья кара, другие что это проклятие рока. Наиболее распространено мнение, что еретики и отлученные от церкви, которых похоронили в освященной земле, не могут найти в ней покоя и мстят живым за свою муку.

Признаки вампиризма следующие: труп сохраняется дольше, чем обычно,тогда, когда всякое другое тело разложилось бы; кровь не свертывается, члены тела сохраняют гибкость и т. д. Говорят также, что вампиры лежат в могиле с открытыми глазами, что ногти и волосы у них растут, как у живых. Иногда их можно узнать по тому, что из могил доносятся звуки, ибо они грызут все, что их окружает, даже свое собственное тело.

Самое обычное лекарство после первого нападения вампира - обмазать себе все тело и в особенности то место, из которого он сосал, кровью его жил, смешанной с землей, взятой с его могилы. Рана, которую находят на теле больного, представляет собой маленькое синеватое или красное пятнышко, похожее на след от укуса пиявки.

Вот несколько рассказов о вампирах, приведенных домом Кальме в его Трактате о явлениях духов, о вампирах и т. д.

"В начале сентября в деревне Кизилова, в трех милях от Градиша, умер старик шестидесяти двух лет. Через три дня после похорон он явился ночью своему сыну и попросил, чтобы ему дали поесть; тот подал ему, он поел и исчез. На другой день сын рассказал соседям о случившемся. В эту ночь отец не появлялся, но на следующую опять явился и попросил есть. Неизвестно, дал ли ему сын поесть, но наутро сына нашли мертвым в постели. В тот же день в деревне заболели пять или шесть человек, которые и умерли один за другим через несколько дней.

Местный судья или староста, будучи извещен об этом деле, сообщил о нем в Белградский суд, а суд прислал в деревню двух своих чиновников и палача, чтобы расследовать это дело.

Имперский чиновник, рассказавший нам об этом случае, выехал туда из Градиша, чтобы лично наблюдать явление, о котором он так часто слышал.

Были разрыты могилы всех умерших за последние полтора месяца; когда дошли до могилы старика, увидели, что он лежит с открытыми глазами, с румяным лицом и дышит, как живой, хотя и недвижим, как полагается мертвецу, из чего заключили, что он явный вампир. Палач вбил ему в сердце кол. Затем зажгли костер, и труп был обращен в пепел. Ни на трупе сына, ни на трупах других умерших не обнаружили никаких признаков вампиризма.

Около пяти лет тому назад некий гайдук, житель Медрейги, по имени Арнольд Павел, был раздавлен опрокинувшейся на него телегой с сеном. Месяц спустя после его смерти четыре человека внезапно умерли, причем именно так, как, согласно местным поверьям, умирают замученные вампирами. Тогда вспомнили, что этот Арнольд Павел часто рассказывал о том, как в окрестностях Косова и на границах турецкой Сербии его мучил вампир (ибо местные люди также верят, что те, кто при жизни был пассивным вампиром, становятся после смерти активными, то есть те, кого сосал вампир, сами начинают сосать), но что он излечился, поев земли с могилы вампира и натершись его кровью. Эта предосторожность, однако, не помешала ему самому стать после смерти вампиром, ибо когда через сорок дней после погребения его вырыли, то нашли на нем все признаки самого явного вампира. Лицо его было румяно, волосы, ногти и борода отросли, а жилы были полны свежей кровью, вытекавшей из всех частей его тела на саван, в который он был завернут. Хаднаджи, или местный староста, в присутствии которого была разрыта могила, человек весьма сведущий в вампиризме, приказал, согласно обычаю, воткнуть в сердце покойного Арнольда Павла острый кол, и пронзил его тело насквозь; говорят, что при этом он испустил ужасный вопль, как если бы был живой. После этого ему отрубили голову и сожгли труп. Затем то же самое проделали с трупами четырех людей, после него умерших от вампиризма, для того чтобы они, в свою очередь, не умертвили других.

Однако, несмотря на все эти предосторожности, в конце прошлого года, то есть спустя пять лет, эти прискорбные явления снова повторились, и несколько жителей той же деревни трагически погибло. На протяжении трех месяцев семнадцать человек обоего пола и разного возраста умерли от вампиризма, причем некоторые из них совсем не болели, а другие мучились два или три дня. Передают, между прочим, что некая Станоска, дочь гайдука Иотвильцо, легшая спать совершенно здоровой, среди ночи проснулась, дрожа и издавая ужасные вопли; она утверждала, что сын гайдука Милло, умерший девять недель назад, чуть не задушил ее во время сна. С тех пор она стала чахнуть и через три дня умерла. То, что девушка сказала о сыне Милло, сразу же заставило признать его вампиром; его вырыли из земли и обнаружили, что так оно и есть. Местные власти, лекари и врачи стали расследовать, каким образом вампиризм мог возродиться, после того как несколько лет назад были приняты такие меры предосторожности.

Наконец после долгих поисков было установлено, что покойный Арнольд Павел убил не только четырех человек, о которых мы говорили, но также несколько животных, мяса которых отведали новые вампиры и между ними сын Милло. На основании этих данных было решено вырыть всех тех, кто умер недавно, и соответственно поступить с ними. Примерно из сорока вырытых трупов на семнадцати были обнаружены самые явные признаки вампиризма. Поэтому всем им пронзили сердца и отрубили головы, а затем их тела были сожжены и пепел брошен в реку.

Расследование это было произведено, и меры, о которых мы сейчас говорили, были приняты с соблюдением всех правил и в надлежащей форме и засвидетельствованы многими офицерами местных гарнизонов, главными полковыми врачами и наиболее почтенными из местных жителей. Протокол был в конце января этого года представлен императорскому военному совету в Вене, и совет назначил военную комиссию для проверки означенных фактов" (д. Кальме, т. II).

Я закончу рассказом об одном происшествии в том же роде, свидетелем которого я сам был; предоставлю судить о нем читателям.

В 1816 году я предпринял экскурсию пешком в Воргораз и остановился в деревушке Барбоска. Мой хозяин был довольно состоятельный для этой местности морлак по имени Вук Польонович, человек весьма гостеприимный и любящий выпить. Жена его была молода и еще хороша собой, а шестнадцатилетняя дочь просто очаровательна. Мне захотелось прожить несколько дней у него в доме, чтобы зарисовать древние развалины, находившиеся по соседству с деревней. Но за деньги получить комнату было невозможно, и мне пришлось остаться у него на положении гостя. Это обязывало меня проявлять благодарность, довольно тягостную, ибо мне приходилось выпивать с моим другом Польоновичем до тех пор, пока он не соблаговолил подняться из-за стола. Всякий, кто обедал в обществе морлака, поймет всю трудность моего положения.

Однажды вечером, примерно через час после того, как обе женщины оставили нас, в то время, как я, чтобы не пить вино, пел моему хозяину песни его родины, до нас донеслись из спальни ужасные вопли. Обычно в доме бывает только одна спальня, где спят все. Схватив оружие, мы бросились туда и увидели ужасное зрелище. Бледная и растрепанная мать поддерживала свою потерявшую сознание дочь, которая была еще бледнее ее и лежала на охапке соломы, служившей ей постелью. Мать кричала: "Вампир! Вампир! Моя бедная дочь умерла!"

Общими усилиями привели в чувство несчастную Каву. По ее словам, она видела, как открылось окно и какой-то бледный, закутанный в саван человек набросился на нее, укусил и попытался задушить. Когда она стала кричать, призрак обратился в бегство, а она лишилась чувств. Однако ей показалось, что в вампире она узнает одного из местных жителей, по имени Вечнаный, умершего две недели тому назад. На шее у нее было небольшое красное пятнышко; но это могла быть и родинка или во время кошмара ее укусило какое-нибудь насекомое.

Когда я осторожно высказал такое предположение, отец резко отверг его. Девушка плакала и ломала руки, беспрерывно повторяя: "Увы! Умереть такой молодой, еще до замужества!" А мать осыпала меня бранью, называла нечестивцем и утверждала, что собственными глазами видела вампира и узнала Вечнаного. Я решил молчать.

Вскоре на шею Кавы повешены были все ладанки, какие только нашлись в доме и во всей деревне, а ее отец клялся, что завтра же выроет труп Вечнаного и сожжет в присутствии всех его родичей. Так прошла ночь, и успокоить их не было никакой возможности.

На рассвете вся деревня пришла в движение. Мужчины вооружились ружьями и ханджарами; женщины несли раскаленное железо; дети - камни и палки. Все отправились на кладбище, крича и осыпая бранью покойника. С большим трудом удалось мне пробиться через эту остервенелую толпу и стать около могилы.

Тело вырывали долго. Все хотели принять в этом участие и мешали друг другу. Не обошлось бы без несчастных случаев, если бы не вмешались старики, они велели, чтобы извлечением трупа занялись только двое мужчин. В тот момент, когда снимали простыню, покрывавшую тело, раздался пронзительный вопль, от которого волосы встали у меня дыбом. Это кричала женщина, стоявшая рядом со мною: "Вампир! Его не тронули черви!" Возглас этот был повторен сотнею уст.

Двадцать одновременных ружейных выстрелов, сделанных в упор, раздробили голову трупа, а отец и родичи Кавы принялись, кроме того, наносить ему удары своими длинными ножами. Женщины пропитывали тряпки красной жидкостью, струившейся из искромсанного тела, чтобы обмазать ею шею больной.

Тем временем молодые люди вытащили труп из могилы и, хотя он был изуродован ножами и пулями, из предосторожности крепко привязали его к еловому бревну и в сопровождении детворы поволокли к фруктовому садику перед домом Польоновича, где были уже заранее приготовлены вязанки хвороста с соломой. Развели костер, бросили труп в огонь, и вся толпа принялась плясать вокруг него, стараясь кричать как можно громче и все время подбрасывая топливо. От костра распространялось зловоние, вскоре заставившее меня уйти и вернуться к моему хозяину.

Дом был полон народу; мужчины курили трубки; женщины говорили все сразу и осыпали вопросами больную, а та, все еще очень бледная, едва им отвечала. Шея ее была обернута тряпками, вымазанными красной зловонной жидкостью, которую они принимали за кровь

и которая представляла ужасающий контраст с полуобнаженной грудью и плечами бедной Кавы.

Мало-помалу толпа разошлась, и из чужих в доме остался один я. Болезнь оказалась длительной. Кава очень боялась наступления ночи и все время требовала, чтобы кто-нибудь бодрствовал около ее постели. Так как родителям ее, уставшим от дневной работы, тяжело было не спать по ночам, я предложил свои услуги, и они были с благодарностью приняты. Я знал, что, по понятиям морлаков, в моем предложении не было ничего неприличного.

Никогда не забуду я ночей, проведенных подле этой несчастной девушки. Она вздрагивала от треска половицы, от свиста ветра, от малейшего шума. Когда ей удавалось задремать, ее мучили ужасные видения, и часто она внезапно с криком просыпалась. Ее воображение было поражено привидевшимся ей сном, а местные кумушки окончательно свели ее с ума страшными рассказами. Часто, чувствуя, что у нее слипаются глаза, она говорила мне: "Не засыпай, прошу тебя. Держи в одной руке четки, а в другой ханджар. Стереги меня хорошенько". Иногда же она не соглашалась засыпать иначе, как крепко держа обеими руками мою руку, и так сжимала ее, что на ней долго оставались следы ее пальцев.

Ничто не могло отвлечь ее от преследовавших ее мрачных мыслей. Она ужасно боялась смерти и, несмотря на все наши попытки утешить и успокоить ее, считала себя безвозвратно погибшей. За несколько дней она ужасно похудела, губы ее совсем побелели, а большие черные глаза казались еще более блестящими, чем обычно; на нее действительно было жутко глядеть.

Я попытался подействовать на ее воображение, притворившись, что разделяю ее мысли. К несчастью, я не мог рассчитывать на ее доверие, так как вначале смеялся над ее легковерием. Я сказал ей, что у себя на родине изучил белую магию, что мне известно могущественное заклинание против злых духов и что, если она хочет, я произнесу его на свой страх и риск из любви к ней.

Сперва по доброте душевной она побоялась, как бы это не поссорило меня с господом богом. Но вскоре страх смерти пересилил эти опасения, и она попросила Меня испытать мое заклинание. Я знал наизусть несколько французских стихов из Расина; я прочел их громким голосом перед бедной девушкой, которой казалось, что она слышит язык дьявола. Затем я стал растирать ее шею на все лады и сделал вид, что извлекаю оттуда маленький красный агат, который предварительно спрятал у себя между пальцами. После этого я с серьезным видом уверил ее, что вынул камень у ней из шеи и что теперь она спасена. Но она грустно поглядела на меня и сказала: "Ты меня обманываешь. Этот камешек был у тебя в маленькой коробочке, я сама видела. Ты не волшебник". Таким образом, моя хитрость принесла ей больше вреда, чем пользы. С этого момента девушке делалось все хуже и хуже.

В ночь перед смертью она сказала: "Я сама виновата, что умираю. Один человек (она назвала мне одного парня из ее деревни) хотел умыкнуть меня. Я не захотела и потребовала от него серебряную цепочку за согласие бежать с ним. Он поехал в Мкараску, чтобы купить ее, а в это время явился вампир. Впрочем,- прибавила она,- если бы меня не было дома, он, может быть, убил бы мою мать. Так все-таки лучше".

Наутро она позвала отца и заставила его обещать, что после ее смерти он сам перережет ей горло и поджилки, дабы она, в свою очередь, не стала вампиром; она ни за что не соглашалась, чтобы это бесполезное надругательство над ее телом произвел кто-нибудь другой. Затем она поцеловала мать и попросила ее освятить четки у могилы одного святого, неподалеку от деревни, и принести их ей освященными. Меня тронула деликатность этой крестьянки, которая нашла предлог, чтобы помешать матери присутствовать при ее последних минутах. Меня она заставила снять с ее шеи одну ладанку. "Возьми ее,- сказала она,- надеюсь, что тебе она больше пригодится, чем мне". Затем она с благоговением причастилась. Через два или три часа после этого ее дыхание участилось, а глаза уставились в одну точку. Вдруг она схватила руку отца и сделала такое движение, словно хотела броситься ему на грудь; ее жизнь пресеклась. Она проболела одиннадцать дней.

Через несколько часов я уехал из этой деревни, от всей души посылая к чертям вампиров, призраков и всех тех, кто о них рассказывает.

Происхождение слова вампир

Слово "вампир" пришло из венгерского языка, а большинство преданий о них родилось в Восточной Европе. Ирландец БрэмСтоукер, написавший знаменитого "Дракулу", 
позаимствовал этот сюжет из легенд о Владе IV (его родовое звание и имя - граф Дракул) - трансильванском дворянине, который жил в XV веке и сражался против турецкого ига.
Влад также был известен своими садистскими наклонностями - он наслаждался истязаниями пленных узников. Легенда гласит, что граф любил устраивать пирушки среди огромного, количества заостренных деревянных кольев, на которые были насажены тела турок, плененных в бою, поэтому он вошел в историю под прозвищем Тепеш ("Сажающий на кол"). Но не меньше ужаса навевал Тепеш и на своих соотечественников.
В окрестностях его замка исчезали люди. За высокими каменными стенами свершались ужасные и
богомерзкие дела.
В одной из историй об этом замке графа назвали "вампиром". Его пристрастие к крови разделяли и другие карпатские дворяне.
В 1610 г. по указу венгерского короля была казнена графиня Элизабет Батори.

Она, неплохо разбиравшаяся в оккультизме, узнала, что может продлить молодость и красоту, если будет купаться в крови молодых девушек.
Многие ничего не подозревавшие девушки были завлечены в ее замок, а затем обескровлены и похоронены там. Но одной из них удалось бежать, она и поведала эту ужасную историю.
В наказание за совершенные злодеяния "кровавую" графиню заживо замуровали в ее собственной спальне. Из таких мрачных историй рождались легенды о вампирах.


В 1897 г. Стоукер в своем романе создал, опираясь на исторические факты и частично домысливая историю, образ самого графа Дракулы.
Вот как описано первое явление графа Джонатану Харкеру в романе БрэмаСтоукера: "Внутри стоял высокий старик, чисто выбритый, с длинными седыми усами, одетый с головы до пят во все черное, без единого цветного пятнышка. Он продвигался вперед рывками. Сжимая мою руку с такой силой, что я сморщился от боли, несмотря на то, что его собственная рука была холодна, как лед, и больше подошла бы покойнику, чем живому человеку...
Лицо его было властным - очень энергичным - с тонким орлиным изогнутым носом и особенно раздувающимися ноздрями, с величественным высоким лбом. На висках волосы были жидкими, но зато в остальных местах сильно разросшимися. Густые брови его почти что срастались на переносице...
Рот застыл в зловещей улыбке, открывая чрезвычайно острые зубы, которые даже выступали за губы, чей ярко-красный цвет свидетельствовал об изумительном здоровье старика, несмотря на его возраст. И наконец, бледные уши его по краям были необычно заострены, а подбородок широк и массивен, щеки же казались напряженными и тонкими.
Первое, что бросалось в глаза, была его мертвенная бледность... Нельзя было не заметить, что они [его руки] были довольно крепкими, крупными, с короткими толстыми пальцами. Самое странное, что на ладонях его росли волосы.
Длинные тонкие ногти на концах были заострены. Когда граф наклонился и прикоснулся ко мне, я не смог подавить дрожь. Во всех его чертах и в голосе было спокойствие, но когда я слушал его, то откуда-то издалека, снизу, с улицы до меня донесся волчий вой. Глаза графа заблестели, и он произнес:
"Слушайте их - детей ночи. Какая чудесная музыка!"
 

Современные знания о вампирах

Недавно чешские археологи отыскали убедительные доказательства того, что в переходный от язычества к христианству период у народов Европы бытовала повальная вера в существование вампиров. О новых фактах стало известно в начале августа 2001 г. из передачи "Радио-Прага".Самое обширное в Чехии кладбище вампиров обнаружено одним из археологов в небольшом городке, расположенном всего в нескольких километрах от Праги. Захоронения на этом кладбище проводились с древних времен, а в Х-ХI вв. Здесь было погребено особенно много людей, подозреваемых в вампиризме. По сути дела, это единственный в стране некрополь, предназначенный исключительно для ночных кровопийц. Впрочем, подобные захоронения находят повсюду. Лютовский, автор книги "Могилы наших предков", утверждает, что почти на любом старинном кладбище есть по крайней мере хотя бы одна могила, где похоронен вампир. Чтобы удержать злодея от возвращения в мир живых, порой прибегали к весьма радикальным мерам. Обнаружены захоронения, в которых череп покойника раздроблен железными гвоздями, сердце пробито деревянным колом, подошвы ног рассечены, а в рот вонзен нож - последняя мера, гарантирующая, что вампир не сможет больше пить ничью кровь. Археологи, работавшие в алтарной части часовни Святой Троицы в моравском городе Простехове, нашли останки предполагаемого вампира в гробу, укрепленном коваными железными брусками; ноги трупа завалены грудой камней, а туловище отделено от остальных частей тела. Страх перед вампирами заставлял людей начисто забывать о традиционном уважении славянских народов к смерти. Чего же так боялись наши предки? Оказывается, в этих страхах есть и эротический элемент. По славянскому поверью, вампир после смерти мог вступать в интимные отношения с женщиной и производить потомков, которые рождались бы, ко всеобщему ужасу, без костей. В Словакии вампиры внушали людям страх даже в нашем столетии. В 1930-х гг. пресса писала о том, что найден гроб, перетянутый цепями, - таким образом, очевидно, пытались предотвратить выход погребенного вампира наружу. В 1991 г. этнологи обнаружили в Словакии гробницу, усыпанную семенами опиумного мака. Вампир должен был сосчитать маковые зернышки, что, естественно, отняло бы у него очень много времени. Иногда для этого использовали и зернышки проса. Нынешние голливудские байки о Дракуле существенно отличаются от тех мрачных кладбищенских историй, которые из поколения в поколение передавали друг другу наши предки. В современной интерпретации вампиры чаще всего боятся солнечного света, у них длинные ногти - когти и торчащие клыки. Согласно другому признаку, вампир бледен до тех пор, пока не выпьет чьей-то крови. Что же может убить вампира? Солнечный свет, чистая родниковая вода или деревянный кол, воткнутый в сердце. Венгры и румыны клали на шею трупа серп. По их мнению, он сам срезал бы себе голову, если бы надумал выйти! Святая вода может сжечь вампира, а крест, серебро или запах чеснока отпугивают. Описания вампиров у разных народов поразительно схожи. Разница есть, но она незначительна. В одних легендах вампир изображается как чудовищное, наводящее ужас существо, в других - как обычный человек, который почему-то не умер в надлежащий срок, а затаился в своем укромном убежище, чтобы под покровом ночи выходить на охоту за очередной порцией живой крови. Но все-таки кто же он, вампир, - чудовище или обычный человек? Ответ, как водится, лежит где-то посередине. Поскольку доморощенный лекарь знал не так уж много, все необычное и странное, что происходило вокруг, должно было иметь некое сверхъестественное, мистическое объяснение. Церковь же учила, что все козни - от дьявола, потому-то странные события случались обычно по ночам. На этом фоне и рождались легенды о вампирах. Как же это происходило? Предположим, в некой деревне неожиданно умирали один за другим несколько сельчан, причем, на первый взгляд, без причины. Местный знахарь ничего вразумительного сказать не может. Люди запираются в своих хижинах и со страхом ждут, какую еще каверзу учинит сатана. Внезапно одна из женщин, проснувшись поутру, обнаруживает у себя странную бледность. Затем другая в том же селе видит вспухающие кровавые следы укусов на своем теле. Несколько дней спустя опять похороны, и тут народ замечает, что гроб в одном из склепов вроде бы слегка сместился, а это как раз гроб мужчины, умершего на прошлой неделе. Крышку гроба снимают, и что же? Все видят, что на лице покойника гримаса предсмертной муки, оскал рта обнажил непомерно большие зубы, а на губах следы крови. Кто-то указывает на волосы и ногти мертвеца - они явно выросли, и на ногтях тоже следы крови! И уж совсем странно, что кожа трупа - вместо гробовой бледности - выглядит красноватой. Тело отнюдь не закостенело -- оно податливо, даже слишком. Ну все ясно! Скорее за священником! Нужны святая вода и кол в сердце. И тут умерший (или не умерший?), в которого вонзили деревянный кол, вдруг оживает, изгибается и извивается, пока, пригвожденный колом, не затихает навеки. Так примерно и появляется живучая легенда.
А что если посмотреть на это происшествие с точки зрения медицины? В средневековой Европе люди довольно часто умирали неожиданно и в массовом порядке. То чума, то холера, то другие эпидемии. В те времена, когда никаких холодильных устройств еще не изобрели, умерших старались хоронить как можно быстрее, особенно, если было тепло. Каталептическое состояние, кома, транс или паралич означали тогда одно: быть погребенным заживо. При каталепсии к тому же возникает такое двигательное расстройство, что человек застывает в принятой или приданной ему позе, а тело обретает "восковую гибкость". И хотя человек сознает все, что происходит вокруг, он не может ни шевелиться, ни говорить. Дыхание и сердцебиение замедляются настолько, что окружающие их вообще не замечают. И такое состояние может длиться несколько дней. Полуграмотный деревенский лекарь в таких ситуациях звал священника, а если это случалось в период эпидемий, приглашали гробокопателя. А затем "покойник" неожиданно просыпался в гробу, но гроб уже был забит гвоздями. Понятное дело, человек впадает в панику, мечется, отчаянно скребет ногтями крышку гроба, но все тщетно. Обреченный умирает мучительной смертью - от удушья, жажды, обезвоживания организма. И не исключено, что в последние минуты страданий он кусает свои губы или язык. Теперь берутся за дело силы разрушения - тело начинает разлагаться. Оно усыхает, сокращается в объеме из-за обезвоживания. Кожа натягивается, вследствие чего плоть отступает, обнажая основание волос и ногтей (они становятся длиннее). Открываются десны, которые тоже ужи маются, создается впечатление, будто у человека выросли длинные клыки. Клетки крови распадаются на химические компоненты. Один из них - билирубин, оранжево-коричневый пигмент - является продуктом распада гемоглобина. Он оседает в поверхностных кровеносных сосудах, придавая коже красновато - ржавый оттенок. Через несколько суток процесс окостенения тела завершается, и оно вновь становится гибким. Газы, образующиеся из-за разложения тканей, скапливаются в грудной и брюшной полости. Когда гроб открывают, люди видят результат всех этих естественных разрушительных процессов. Деревянный кол, протыкающий тело, высвобождает воздух, тело начинает сокращаться и как бы двигаться. Есть, однако, и некоторые другие медицинские причины, которые могли породить такие легенды. Например, кожное заболевание, при котором вокруг рта появляется сиреневатый оттенок, - таких больных тоже могли принять за кровопийц. При некоторых дерматологических нарушениях возникают локальные кожные изъязвления. Одно из таких нарушений - Pemphigus /ulgaris - может даже привести к появлению пятен, напоминающих следы укусов, на лице и шее. И, наконец, некоторые врожденные деформации порождают чрезмерный рост зубов, создающих впечатление звериных клыков. Писатели, журналисты и кинематографисты сделали вампиризм популярной темой, но следует признать, что внешность вампиров списана с натуры: у людей, страдающих порфирией или ангидратической эктодермальной дисплазией, нарушается формула крови - в ней не хватает эритроцитов и железа. У таких больных солнечный свет может вызывать ожог кожи, потому они переходят на ночной образ жизни, бледнеют, у них меняются волосы и ногти, а под кожей скапливается особый пигмент - порфирин. Вследствие нарушений в работе эндокринных органов эти отшельники обрастают жестким волосом, похожим на звериную шерсть. Необычный вид таких больных и необъяснимость их поведения особенно поражают воображение обывателя. Достаточно произойти нескольким таким случаям, чтобы о них потом рассказывали веками. Проблема, однако, и в самом деле существует. Вампиры (или вообразившие себя таковыми) встречаются и в наши дни. Если это не жертвы описанных выше заболеваний, то, скорее всего, люди, которые, начитавшись историй о вампирах, повредились рассудком. В средневековой книге "Черный туман" описаны особые вампирические ритуалы, в частности, утверждалось, что мужчина, пьющий кровь девственницы, мог стать бессмертным двуполым существом. В 1911 г. во Франции судили некоего Самуэля Мазерса за то, что он "совершал акты вампиризма с целью продления жизни". Адепты определенных тайных обществ верили (а иные верят и поныне), что регулярно потребляемая свежая кровь может сделать человека если не бессмертным, то долгожителем. У некоторых народов, например у североамериканских индейцев, бытовало поверье, что в крови растворена душа, а значит, можно позаимствовать некоторые качества другого живого существа, если выпить его кровь. Этим объясняются и соответствующие магические ритуалы. Не случайно вампиры предпочитают пить кровь молодых, красивых и сильных людей. Говорят, в секте хлыстов существовал когда-то ритуал, во время которого они "причащались" плотью и кровью младенца - первого мальчика, рожденного избранной в "богородицы" женщиной. Чаще встречаются вампиры-одиночки. Итальянский бандит Гаэтано Маммоне имел привычку припадать губами к ранам своих несчастных пленников, а в 1949 г. стал известен лондонский вампир Джон Хейг, который убил 10 женщин с единственной целью - выпить их кровь. В последние десятилетия опыты ученых с пептидами как носителями информации и стимуляторами иммунитета навели кое-кого на бредовые мысли, что с помощью этих "коротких" белков можно передавать качества, свойства и даже способности одного человека другому, точнее, множеству других. Так что почва для психогенного вампиризма существует и сегодня. Немудрено, что новоявленный вампир (по описанию, высокий мужчина в плаще с огромными клыками) обнаружился недавно в США: у его 17 жертв была прокушена шея и выпита кровь. ФБР объявило в розыск 42-летнего Пола Мерриота: с 1994 г. он совершил нападения на молодых девушек в 11 разных штатах США. Широко известна и история техасской женщины-вампира Кейн Пресли. Она, в отличие от других вампиров, не прячется и не скрывает, что ей ежедневно требуется стаканчик - другой свежей крови. Ее вампирский "стаж" - без малого 30 лет. В качестве добровольных доноров Пресли использует своих сексуальных партнеров - надрезает им руку и осторожно сосет кровь. Иногда ей приносит коровью кровь местная молочница.
 

Вход на сайт